среда, 20 апреля 2011 г.

Казанская улица дом 47

В 1750-х годах большой участок за Вознесенским просиек том, рядом с домом статского советника Дмитрия Невежи ш» (дом №45), принадлежал подканцеляристу Дмитрию Егороиу сыну Протопопова. В 1754 году он продал свой двор Сергею Михайловичу Балку.

Старый русский дворянский род по фамилии Балк при исходил от лейтенанта шведской службы Лоренса-Андреи Балка, или Балкена, попавшего в русский плен. Его сын при крещении в православие принял имя Михаила. Наиболее и i вестна ветвь рода, последние представители которой носи hi фамилию Балк-Полев.
( сргей Михайлович к этой ветви отношения не имел. У него *м.мл новая по тем временам профессия — публичный но-мрмуе и не очень высокий чин титулярного советника. Не-мГмичпо для нас звучит и его адрес: «...на Адмиралтейской ♦ троне в правой стороне Вознесенской прешпективы во ! и Коломне №11». Дело в том, что по купчим крепостям ««•и» ирсмени выясняется, что Коломной называли не большой |м(1он города, как это будет позднее, а небольшие участки — кймргллы, на территории каждого из них было не менее ju диоров. В тех районах, которые вошли в топонимику города мм Ьолмиая и Малая Коломна, по купчим 1740-1750-х годов № ч 1111 и 11лется 32 Коломны. И еще интересно, что такие участки -Коломны — были тогда вблизи Невского проспекта

I дальнейшей нумерацией этого двора дело тоже обстояло .  1761 году Сергей Михайлович Балк продал свой
двор петербургскому купцу Ивану Клементьевичу Маркову, вдова и дети которого в марте 1794 года просили разрешения разделить свое владение на две части. А в июне того же года оба места приобрел у них купец Трифон Прокофьев. Если до этого все постройки были деревянными, то в 1806 году у Прокофьева был уже каменный лицевой дом, но возле него оставалось пустое место, обнесенное забором, занятое дровами, а внутри двора стояли деревянные сараи и конюшни. Унаследовала двор Прокофьева в 1807 году его дочь Екатерина, И снова участок был разделен. Ближайшее к дому № 45 место в 1840-1850-х годах принадлежало вдове купца Поршнякова с детьми и имело тогда №48 по Большой Мещанской улице4, а второй половиной под №50, возле нынешнего дома №49, владели купец Николай Клементьев и его сестра купеческая жена Акулина Ивановна Асысалова.

Объединились обе части снова в единый двор уже при новых владельцах. В 1849-1864 годах дом принадлежал гамбургскому уроженцу, мастеру булочного немецкого цеха Густаву Егоровичу Гристопу и его жене Луизе Павловне. При них военный инженер Александр Петрович Поляков, построивший в середине XIX века несколько доходных домов в Петербурге, добавил к существовавшему трехэтажному дому пристройку в 4 этажа.

В 1860-х годах у купца 2-й гильдии Дидриха Гаазе здесь можно было купить зеркала разных форм и размеров.

Следующие 30 лет дом принадлежал членам одного семейства — Вульфсонам (или Вольфсонам). Павел Васильевич Вульфсон ранее жил в доме №64 по Невскому проспекту. Был он зубным врачом, и, как видно, преуспевающим, поскольку смог приобрести собственный дом, передав его своим наслед* никам-сыновьям. Один из них, Борис Павлович, также стай зубным врачом, а второй, Людвиг Павлович, был чиновником, успешно продвигавшимся в чинах: в 1885 году он — губерн ский секретарь, а в 1895 году — уже тайный советник.

В 1901 году на лицевом доме архитектор Михаил Бори сович Кварт, руководитель одной из строительной контор
Петербурге, надстроил 4-й этаж и частично 5-й. На 3-м и 4-м пажах устроены крытые балконы. В отделке интерьеров 2-го и .1 го этажей дома широко использована лепка — фигурки играющих детей, музыкальные инструменты, перевитые лен-Iими. Надворные флигели также стали пятиэтажными. Владейте й дома в 1900-х года была Адель Людвиговна, очевидно, дочь Людвига Павловича. Фамилия ее мужа Эрлих. Инженер ДМ. Эрлих владел медно-сталелитейным и механическим шнодом, находившемся на Выборгской стороне.

11оследний владелец дома в 1917 году — Иван Андреевич Ко,шн.

Адрес этого дома также числится в Ленинградском мартирологе. В квартире №32 жил Иосиф Эдуардович Рыбчевский, шофер гаража № 1 Ленсовета. По обвинению в измене родине и о расстреляли в октябре 1937 года. В декабре того же года ра» стрелян по обвинению в шпионаже и подготовке антисовет-I них ныступлений проживавший в квартире №45 художник Дморца пионеров Михаил Михайлович Чирко-Вельский.

Последний квартал нечетной стороны Казанской улицы ♦ опоит из трех домов. Из них дом №47 выглядит самым на-цидным, прежде всего благодаря теплому тону окраски. Над мирным этажом нависают эркеры, выступающие на 2-м и 3-м пионах. Нет абсолютно гладких стен, окна 3-го этажа полу-fcpyi лые. На крыше — небольшие полукруглые фронтоны, что придает разнообразие облику дома.


 

Казанская улица дом 49

Казанская улица дом 49-Дом №49/16 -Последний дом по нечетной стороне Казанской улицы у Фонарного переулка — дом №49/16 — занимает часть большою участка, принадлежавшего в середине XVIII века Сергею Михайловичу Балку. Затем им владел купец Трифон Про-#мфьсп, после смерти которого эту часть двора отделили и продали часовому мастеру Борису Ивановичу Шпигелю.

В то время строения были еще деревянными. В 1823 году архитектор К. Вагнер построил двухэтажный каменный дом м 7 окон по Фонарному переулку, в следующем году архитектор С. Грязнов возвел угловой также двухэтажный дом в 15 окон по фасаду, занявший всю ширину участка по Большой Мещан ской улице. При соединении домов, как это часто происходило, угол срезали. В 1825 году Шпигель продал часть своего двора на Вознесенском проспекте жене надворного советника Ангелике Крамер, а угловой дом принадлежал ему до конца 1830-х годов. Следующим владельцем в 1840-1850-х годах стал чиновник 7-го класса, столоначальник инспекторского департамента Морского министерства Федор Николаевич Иванов. Дом его оставался двухэтажным.

3-й этаж надстроил в 1864 году академик архитектуры Эрнст Иванович Фольрат. Одновременно были построены двухэтажные дворовые флигели. Впоследствии производил ио. небольшие перестройки окон в лицевом доме и внутренние переделки в дворовых флигелях. Самая, пожалуй, интерес* ная деталь в доме: металлические створки ворот, ведущих но двор. На них — изображение змеи с чашей, старинный символ медицины.

Владельцами дома около 30 лет были члены семейстнн Яковлевых. Эта семья не имеет отношения ни к дворянскому роду Яковлевых, предков А. И. Герцена, ни к потомкам знк менитого Саввы Яковлева, сыновья которого уже вышли и дворянство.

Это купеческая семья, жившая в Петербурге с XVIII века и долго принадлежавшая к своему сословию. В списке петер бургских обывателей в 1785 году записан петербургский купец Петр Андреевич Яковлев, 65 лет, с женой Домной Григорьев ной, 49 лет, и шестью детьми — сыновьями Борисом, Андреем, Алексеем и дочерьми Пелагеей, Прасковьей и Катериной, тин что потомков у Петра Андреевича было много. Нас интср<к суют потомки Алексея Петровича. Его сын Яков Алексеем им и внук Сергей Яковлевич были купцами. Сергей Яковленич Яковлев, купец 2-й гильдии, содержал «башмачный» мапмми
пл Миллионной улице, и ему в 1860-х годах принадлежал дом на углу Большой Мещанской улицы и Фонарного переулка. 11осле его смерти дом унаследовала его вдова Анна Егоровна, которая в своем завещании определила долю каждому из Hail ледников. Сыновей у Сергея Яковлевича и Анны Егоровны было трое. Один из сыновей, Яков Сергеевич, рано умер, оставив дочь Антонину.

Георгий Сергеевич служил в морской строительной части и имел чин действительного статского советника, кстати, как инженер-строитель Георгий Яковлев в 1901-1902 годах гам производил небольшие перестройки внутри дворовых hi п гелей принадлежавшего Яковлевым дома. Старший его сын Николай Георгиевич был артистом Императорских драматических театров. Следующие по старшинству Александр и Владимир — военные. Младшего сына Георгия Сергеевичи а пали Леонид. Вряд ли это может быть совпадением, но Леонид Георгиевич Яковлев известен как популярный на рубеже XIX-XX веков оперный певец. Леонид Яковлев окончил J к» петербургскую гимназию, затем Николаевское кавалерий-| кос училище и вступил в службу корнетом лейб-гвардии Улинекого полка. Когда потом Яковлев состоял адъютантом минского генерал-губернатора А. Р. Дрентельна, он начал сниматься пением, выяснилось, что у него лирико-драма-гический баритон, и, уйдя в отставку с военной службы, им уехал с оперной труппой в Тифлис. По возвращении в Петербург певец, не окончивший Консерватории, никому in того не известный, был принят в Мариинский театр и IU 'нт выступал на главной оперной сцене столицы. Самыми лучшими его партиями были Онегин и Демон. В 1906 году Иноплев оставил театр. Несколько лет он занимался препо-иншнием пения на музыкальных курсах. В ноябре 1918 году 14и пригласили в Мариинский театр режиссером, он успел Mm мнить оперу Гуно «Ромео и Джульетта», в 1919 году умер hi inicпаления легких.

Грп ий сын Сергей Сергеевич, надворный советник, док-»н|1 медицины, служил в Клиническом военном госпитале
и был практикующим врачом. Не с этим ли связан символ медицины на воротах дома? У него было двое детей: сын Михаил и дочь Ксения.

Была у Сергея Яковлевича и Анны Егоровны дочь Анна Сергеевна. Первый ее муж — доктор медицины Петр Зейдлер, После его смерти Анна вышла за губернского секретаря Анд рея Порфирьевича Базарянинова.

В своем завещании в 1908 году Анна Егоровна оставила своим внукам и внучкам денежные суммы, а владельцами дома назначила сыновей Георгия и Сергея и дочь Анну. Анна Базарянинова с мужем жила в Апраксином переулке, Сергей Сергеевич в ту пору находился в Одессе. В доме на Казанской улице проживал в это время Георгий Сергеевич, он занимал квартиру №7 на 3-м этаже. Остальные помещения были еда* ны. На первом этаже рядом с дворницкой жил крестьянин петербургской губернии Алексей Афонин, торговавший соста вами для истребления насекомых и крыс. Там же на первом
;>таже крестьянин виленской губернии Михаил Гиневич вел чайную торговлю, а крестьянин ярославской губернии Александр Малашкин содержал пекарню и мелочную лавку. Жил Малашкин в квартире 2-го этажа рядом с портным мастером из Лифляндии Иоганом Таллиером. Квартир в доме было немного, и доход владельцы получали небольшой, так что наследники вскоре решили дом продать. По купчей крепости 26 августа 1909 года имущество Яковлевых и Базаряниновой перешло во владение гофмейстера императорского двора Василия Ивановича Вуича.

Вуичи — род сербского происхождения, живший на территории Венгрии, находившейся под властью Австрийской империи. Притеснения со стороны венгров заставили многих сербов искать приюта в России. Екатерина II оказала сербским дворянам покровительство, приняв их на службу и пожаловав им земли в Екатеринославской и Херсонской губерниях. Приехавший в Россию Мануйло Вуич на полученной земле основал деревню, названную по его имени Мануй-шжкой. Этим имением владели его потомки. У Вуича было 11>iI сына, наиболее многочисленным оказалось потомство его мторого сына Василия Афанасьевича. Одним из 9 его внуков и мну чек был Василий Иванович Вуич. В 1875 году он окончил Александровский Лицей и начал успешную служебную дея тельность. Он состоял чиновником особых поручений Министерства финансов, членом Государственного дворянского темного банка с чином тайного советника. Имел он приторные звания гофмейстера и камергера, занимал почетную должность председателя совета Ольгинского детского приюта м Павловске. Жена Василия Ивановича Софья Николаевна происходила из старинного дворянского рода Евреиновых. Дочь их Анна Васильевна в 1910 году вышла замуж за графа Николая Владимировича Татищева. Сын Павел Васильевич родился в 1887 году, окончил Пажеский корпус и был зачис-!сн и лейб-гвардии Преображенский полк. Поручик Павел Иуич погиб в бою 20 августа 1914 года, став одной из первых *ертн Первой мировой войны.
В 1914 году была составлена опись дома, зафиксировавшая существующие на участке лицевой угловой и надворный каменные трехэтажные дома с двумя надстройками 4-го этажа на надворных частях. Первый этаж в лицевом доме занимали лавки, верхние — жилые квартиры. Но владельцы дома в нем не жили, Василий Иванович Вуич имел и другие дома.

После 1917 года дом национализировали. В 1918-м В. И. Вуич умер, а в доме появились новые жильцы.

В 1934 году в квартире №5 жил член Смольнинского райсовета С. В. Азаров. Рядом в квартире №6 проживал диспетчер-планировщик завода №181, уроженец города Риги, поляк по национальности Михаил Валерьянович Дрема, 25 августа 1937 года его арестовали и расстреляли по обвинению в разрушении путей сообщения и подготовке антисоветских выступлений.

И сегодня дом №49 — трехэтажное здание с гладко Оштукатуренными стенами, с простыми по форме окнами 6e;i наличников. Над парадной сохранился металлический зонтик, характерный для XIX века. Единственное изменение — на углу пробит проход, так что, переходя с Казанской улицы па Фонарный переулок, мы проходим через дом часового мастера Шпигеля.

Этим домом заканчивается нечетная сторона Казанской улицы, теперь мы должны вернуться к Гороховой улице И познакомиться с домами на четной стороне.

Казанская улица дом 45

Казанская улица дом 45 - Дом №45/17 - Участок на углу нынешней Казанской улицы и нечетной \ тропы Вознесенского проспекта принадлежал в конце 1730-х (июн канцеляристу губернской канцелярии Степану Андрееви-IV Полетаеву. В 1743 году он продал свой двор за небольшую, 1й*с но тем временам, сумму в 6 рублей обер-секретарю Дмит-нно Ииановичу Невежину. В 1758 году в объявлении о продаже, Умещенном в «Санкт-Петербургских ведомостях», говорится, «о на участке Невежина помимо строений были сад и пруд.

Диор Невежина купила Наталья Борисовна, урожденная (рщорская, жена статского советника вице-президента Ка-IР коллегии Алексея Александровича Яковлева. Их внуками Мчи Александр Герцен, его жена Наталья Захарьина и Сергей мжцкий. В 1762 году у Яковлевых был еще деревянный ми, но уже начали строить каменные палаты. В 1768 году и (роенный каменный дом сдавался в наем.

И 1779 году Наталья Борисовна продала свой двор седел fell t цеха мастеру Якову Ивановичу Якоби. В следующем году
Якоби прикупил у Яковлева принадлежавшее ему соседнее «пустопорозжее» место на Вознесенском проспекте и таким образом участок Якоби протянулся на 35 саженей по Большой Мещанской улице и на 26 — по Вознесенскому проспекту.

В 1785 году после смерти Якоби владелицей стала его 36-летняя вдова Анна Юрьевна Якоби и дети: дочери Шарлотта 16 лет, Елисавета — 15 лет и сын Петр — 9 лет. Для такой семьи дом был слишком просторен и, конечно, Анна Якоби сдавала квартиры в своем доме.

Более 10 лет снимал здесь помещение мясник Беньямии Шкариовский, в лавке которого продавались мясные продукты необыкновенно широкого ассортимента: «солонина 1-го разбо ра, 25 копеек, копченые и свежепросоленные окороки в 10-(ill фунтов по 25 и 30 копеек фунт, копченые утки и 1уси по 5 pydfl лей пара, сервелатные колбасы со свининою и чесноком и беи оного 1 рублей фунт, с медвежьим мясом 1 рублей 50 кошч%
с оленьим 2 рублей, свежепросольные медвежьи окороки — 70 копеек фунт, бычачьи языки 1 рубль штука и различное сало».

Григорий Киселев в 1800-х годах содержал здесь Кофейный дом.

11а территории двора сохранялось еще немало деревянных строений, в том числе ветхие сараи и чуланы. Лицевой дом mil и мал не всю ширину участка, но у вдовы Якоби не было I редств для строительства каменного здания. В 1806 году она просила разрешения разделить свой двор на две части, очевидно, чтобы продать по частям, но ничего не вышло.

И 1820-1840-х годах этот участок принадлежал жене штаб-мекаря Марье Петровне Нельсон.

В Атласе 13 частей Санкт-Петербурга Н. Цылова в 1849 1оду в правой части двора на Вознесенском проспекте показан |рех;>тажный дом, рядом с ним до угла Большой Мещанской улицы протянулся одноэтажный корпус. Значительную же •ни п» территории занимал дровяной двор.

(Следующим владельцем был датский подданный Яков Ангуст Зольтведель, в 1857 году он продал свой двор АН. Гуру за 40000 рублей. Потомственный почетный гражданин, коммерции советник Андрей-Станислав (Андрей Иванович) Тур владел участком в начале 5-й линии Васильевского М фона у набережной Невы (дом №2/19), там на его средства Пыл основан приют. Жил А. И. Тур с сыновьями на Большой Конюшенной улице. Один из его сыновей, Александр Анд-«t ним, содержал аптеку, Николай Андреевич, государственной чиновник, в конце жизни имел чин тайного советника и иыиис сенатора, Карл Андреевич стал крупнным мебельным ■topи кантом, а Егор Андреевич Тур был известным петер-<уpreким архитектором. Он окончил в 1854 году Академию уложеств, построил особняк А. Фитингофа на Французской цПережной, дом для своего брата К. Тура на Большой Морс-н11 улице, перестроил ряд доходных домов.

Па участке, купленном его отцом, в 1860-1861 годах А *IУ|> возводит большой угловой дом в 4 этажа по обеим

улицам и в 6 этажей со двора. Часть старых построек была перестроена и включена в новое здание, часть разобрана.

После смерти Андрея Ивановича владели домом его сыновья совместно, с 1870 года дом принадлежал Николаю Андреевичу. В его доме жил присяжный поверенный Валерий Николаевич Гордеев.

С 1895 года дом принадлежал Страховому обществу «Россия». В 1905-1911 годах в доме производились незначительные переделки.

В 1937 году был арестован проживавший в квартире №77 Григорий Соломонович Лернер, начальник транспортного отдела Асбестового завода, он был осужден по 1-му пункту 58 статьи (измена родине) и расстрелян.

Архитектор Е. Тур устроил на первом этаже окна-витрины или они, возможно, появились позднее, но сегодня вполне соответствуют расположенным здесь заведениям. В 1997 году был открыт первый в городе винный бутик, ныне он носич название «Сварог». В доме также находятся ресторан-бар «Таможня» и салон-магазин «На Казанской», а также новый центр комплексного обслуживания абонентов МТС — 6-й по счету в Петербурге.
Дом № 47

В 1750-х годах большой участок за Вознесенским просиек том, рядом с домом статского советника Дмитрия Невежи ш» (дом №45), принадлежал подканцеляристу Дмитрию Егороиу сыну Протопопова. В 1754 году он продал свой двор Сергею Михайловичу Балку.

Старый русский дворянский род по фамилии Балк при исходил от лейтенанта шведской службы Лоренса-Андреи Балка, или Балкена, попавшего в русский плен. Его сын при крещении в православие принял имя Михаила. Наиболее и i вестна ветвь рода, последние представители которой носи hi фамилию Балк-Полев.

Казанская улица дом 43

Казанская улица дом 45 - После перестройки архитектором А.Х. Пелем дом на углуКазанская улица дом 43 улицы и Вознесенского проспекта стал четырех-щ hi ж ным, фасады дома были оштукатурены, отделаны тонким |»\ч !ом, украшены поясками и карнизом с лепными модульо-MtiMM, Окна обрамлены наличниками, над окнами 3-го этажа in мнились сандрики. Дом был буквально набит арендаторами, «и державшими полный набор торговых заведений: булочная, (ИмГшеиая, мясная, табачная лавки, косметический магазин, мужского белья, часовая мастерская, портерная, винный погреб. Прусский подданный Альберт Детроа с женой I Ммч)й Петровной содержали здесь кухмистерскую. Члены ннриш «Народная воля» для передачи друг другу каких-то Щйестий, документов, нелегальной литературы пользовались рАолмними кафе, кондитерскими. Одним из мест таких тайны % встреч была кухмистерская Детроа.

По наибольшую известность получила открытая в этом цмме Г Макошиным гостиница. Она занимала 10 квартир, ЩI нимпаты в угловой части дома. И предприимчивый хозяин ц hi привлечения постояльцев, надеясь на сохранившуюся у
петербуржцев память о гостинице купца Варварина, назвал свою гостиницу «Варваринская». По словам Анны Григорьевны Достоевской в романе «Преступление и наказание» дом, где купец Юшин содержал «два этажа под нумерами», имелся в виду именно дом на углу Вознесенского проспекта.

Одним из постояльцев гостиницы был Лев Николаевич Толстой. В дневнике 10 ноября 1856 года он записал: «Нн шел квартиру. Завтра переехать». Это был не первое поее* щение столицы. В предыдущие приезды он вошел в круг не тербургских литераторов, в числе которых были уже тогди широко известные И. С. Тургенев, Н.А. Некрасов, Ф.И. Тютчеи, И. А. Гончаров, А.Ф. Писемский и другие. Толстой тогда уже ill* писал повесть «Казаки» и заканчивал свою автобиографическую трилогию «Детство», «Отрочество», «Юность». По свежим мне чатлениям он писал «Севастопольские рассказы». Его проимие* дения встречены были с большим интересом, его талант признан Но он носил еще военный мундир и очень бы хотел его снять,
.п по время начинается подготовка к реформе 1861 года, и вопрос об освобождении крестьян очень интересует Толсто-III И мае 1856 года он приехал в Ясную Поляну, там заканчивает «Юность». I ноября он приехал в Петербург. Квар-\щп\, о которой он пишет в дневнике, это И и шпица в доме Блюмера.

Н первые же дни он узнает неприятную новость, о чем сообщает в письме соседке по имению: «С самого моего нрнпдл мне во всем неудачи и досады. Оказывается, что я под при смотром тайной полиции, здоровье скверное, книги плохо н iv !..> Толстой получает приказание явиться к начальству для мГм.мснений. Прикомандирован он был к Ракетному заведении I, изготовлявшему артиллерийские снаряды для Морского иодомства и Кавказского корпуса, и подчинялось оно командующему российской артиллерией — генерал-фельдцейх-мИЬ геру, каковым состоял тогда младший сын Николая I моли кий князь Михаил Николаевич. Толстой должен был впиться к помощнику начальника штаба фельдцейхмейстера и iii pjuiy А. А. Якимаху для объяснений. До начальства дошла тминенная Толстым севастопольская песня о сражении на Чррной речке, проигранном из-за бездарности командования, Мной из которой стали широко известны:

Собирались на советы Все большие эполеты. Долго думали, гадали, Топографы все писали На большом листу. Гладко вписано в бумаги, Да забыли про овраги, А по ним ходить.

Кто то сообщил, что Толстой не только сочинил песню, и»» н распространял среди солдат. Однако Якимах сам
Черной речке вместе с Толстым, возможно, поэтому, он делу хода не дал.

Толстой уже не в первый раз подает прошение об отставке. А пока он пишет брату: «Мне все неудача с моего отъезда, никого нет здесь, кого я люблю». В Петербурге нет Тургенева, Некрасова.

Зато Толстой встречается со своим родственником, поэтом Алексеем Толстым, который приглашает его к себе на завтрак в квартиру на Михайловской площади. У него Лев Толстой знакомится с двоюродным братом Алексея Константиновича Алексеем Жемчужниковым. А. Толстой и братья Жемчуж-никовы — авторы сатирического образа Козьмы Пруткова, и Лев Толстой напишет в своем дневнике после знакомства (3 ними: «Прутковщина».

Сам Толстой работает над повестью «Утро помещика», готовит к печати «Юность». Она будет напечатана в 1-м номере «Современника» за 1857 год.

В гостиницу к Толстому приходил Николай Чернышей» ский. Они говорили о литературе. Но не только литература занимает Льва Толстого, он принимает участие в хлопотах об освобождении Михаила Бакунина, находящегося в заключе* нии уже 7 лет.

Находясь в Петербурге, Толстой не мог не побывать и итальянской опере и французской драме. Новый 1857 год ом встречал у Алексея Аркадьевича Столыпина. Знакомство г ним привлекло Толстого тем, что Монго-Столыпин — дру! Лермонтова.

3 января 1857 года после долгих хлопот Толстой получил разрешение выехать за границу. 12 января он уехал из Петер бурга.

Несмотря на то что дома имеют самостоятельные номе ра, они составляли единое владение. От Федора Каспароии ча Блюмера их унаследовал его сын Николай Федорович В 1858 году он закладывает свое имущество, в 1866 году не резакладывает. Интересно, что доверенность, выданная им ihi этому случаю, засвидетельствована в Карлсруэ Российский
миссией при Баденском дворе по-видимому, Николай Блюмер I семейством длительное время находился за границей, где и умер. В следующем году дома перешли к его вдове Анне-

I    нитерине и детям Вере, Каспару и Максимилиану. Они не смогли выплатить долг и в 1881 году продали дома вдове Поручика Екатерине Ивановне Рахмановой. У нее не нашлось ну кной суммы для оплаты покупки, и в 1882 году Рахманова кипит 130000 рублей удочери Блюмера Веры Николаевны.

pc.i (> лет имущество Е. И. Рахмановой было назначено к «родаже, и приобрел его муж Веры Николаевны по дове-н иноети своей жены. Следующие 18 лет владелицей домов

II    13 но всех табелях записана Вера Николаевна, графиня де i| нища-Саворньян.

Фимилия, которую Вера Николаевна приобрела в заму-мч I не, требует особого объяснения. В Адриатическом море у k'pci a Балканского полуострова расположен остров Брач, за-е н нный издавна балканскими славянами. Остров долгое вре-|н принадлежал Италии, и слово «Брач» было переиначено на ftt чьинекий манер в «Брацца». Так появилась фамилия грант Працца, владетелей и правителей этого острова. Потомки им о рода перебрались в Италию, и одна из ветвей, очевидно, продлилась с французами, откуда появилась вторая часть фа-1НИИ ( анорньян. Графы ди Брацца Саворньян были правители и городе Удине. У одного из них — графа Асканио, было § ы но ней. В 1852 в его доме в Риме родился младший сын про IIлоло. Он поступил учиться в Навигационную школу, ? окончании которой служил на корабле и принял участие во )|ин!КО прусской войне. Став гражданином Франции, он при-н и мм 11|>ер-Поль-Франсуа-Камий Саворньян де Бразза, тем Miee что итальянское «Брацца» по-французски не звучит. По ынню Министерства морского флота он совершил первую мн пи и по в Африку, а в 1878 году убедил французское праймы тио поддержать материально его вторую экспедицию, мреми которой он обследовал правый берег реки Конго. По ному берегу в это же время двигалась экспедиция во главе с гршиищем Генри Стэнли. И каково же было разочарование

УСтэнли, когда, подойдя к реке Конго, он увидел на другом берегу французский флаг. Бразза уже успел договориться с Макоко, вождем племени батеке, о передаче значительной территории Франции. Французы построили миссию в деревне] где было всего 17 хижин. Эту миссию назвали его именем -Бразза. Так был основан Браззавиль, столица Республики Конго. Пьер Бразза в 1886-1897 годах был генеральным ков* сулом французского Конго.

За старшего брата Пьера Бразза и вышла замуж Вера И и колаевна Блюмер. Об этом свидетельствует сохранившийся в архиве документ — доверенность, которую Вера-Джира.л г» дина, как ее называли в Италии, выдала своему мужу ДЛИ покупки домов в Петербурге. Мы приводим его не полностью «В царствование Его Величества Гумберта I Божиею Мич лостию и волею народа, короля Италии в Удине, во дворце Графов Брацца... 1886 года, сегодня, во вторник 26 дня, <,J лично явилась Графиня Вера Джиральдина де Блюмер, уме р шего Николая дочь, родившаяся в Петербурге, жительству» ющая в Риме, владелица недвижимой собственности, <„■ которая заявила что она желает определить и назначить <,Л своим общим доверенным мужа своего Графа Филиппа ли Брацца-Саворньян-Чернеу, умершего Асканья сына Свидетелем подписался российский консул М. Бакунин. Не роятно, Модест Модестович — очень дальний родственнии Михаила Бакунина.

При покупке дома №41-43, сохранив отдельные номера были соединены в единое владение. Ходатайство об этом ж и писал известный петербургский нотариус Константин Феди рович Рерих. Он же хлопотал об отсрочке выплаты долга.

В 1890-х годах три раза в различных частях домов при исходили пожары, правда, небольшие, и каждый раз владм лица получала возмещение от страхового общества. Но до If кредитному обществу так и не был выплачен, и в 1905 киу имущество графини В. Н. ди Брацца Саворньян купил iieiep бургский купец Алексей Корнилович Корнилов с переполни долга.

В доме Корнилова по-прежнему действовала гостиница Ммкошина, и размещались различные торговые заведения. От пожара А. Корнилов застраховал свое имущество в страховом обществе «Россия», которое возобновило договор с ним в последний раз 17/30 марта 1918 года.

Мы пересекаем еще одну магистраль, играющую важную роль в планировке Петербурга, третий луч, отходящий от Адмиралтейства, — Вознесенский проспект. Решением Комиссии и < а и к г-Петербургском строении в 1738 году было установило именовать «Третью прешпективую, которая к Синему мосту и мимо церкви Вознесения Господня, Вознесенскою Мрешпективою». В 1923 году проспекту было присвоено имя политработника 4-й армии, погибшего в 1919 году. В 1991 году проспекту возвращено историческое название.

Казанская улица дом 41

Казанская улица дом 41 - В 1850-х годах дом на Казанской улице был одноэтажным, а во дворе — такой же флигель и сараи.
867 году подвальный этаж дома занимали живописным мастер Горбунов, шляпный мастер Петров, столярного цеха мастер Мартынов. В 1880-х годах хозяином живописной мастерской будет Иванов, а Мартынов, как окажется, был не просто столяром, а гробовщиком, в 1908 году его заведение I гниет называться как положено — «Похоронное бюро». Кроме мнх н доме снимали помещения Чванов, владелец трактирного m ведения, которое позже будут называть рестораном, мясной торговец Маршан, часовых дел мастер Эдлер. Во дворе будут находиться склады пива того же Чванова и разных владельцев — мебельный, посудный, мучного товара. Сараи арендовали из-жмчики Трофимов и Дмитриев.

В 1888 году на лицевом доме были надстроены 3-й и 4-й •нйжи, перестроены и надстроены дворовые флигеля

Казанская улица дом 39

Казанская улица дом 39 - один из самых знаменитых литературных а г ресов Петербурга. Здесь жили Адам Мицкевич и Николай Васильевич Гоголь.

С того времени, когда они здесь жили, дом мало измени 1 ся, но хорошо видно, что нижние два этажа — более старей часть, а верхние надстроены позднее. На плане Сент-Илера на
mi r it этого дома показаны два небольших здания с воротами посредине. Домом на месте левой половины существующего I'iii м пя владел с 1770-х годов коллежский асессор Франц Иш мер, а правую часть занимал дом столярных дел мастера Нмадимира Андреевича Беклемишева. В 1778 году Беклеми-iiicii продал свой дом Вагнеру.

Известно, кто объединил два небольших здания в один ймм, Вагнер или следующий, наиболее известный владелец нома каретный мастер Иоганн-Альбрехт Иохим. Родился он а Перлине в 1762 году. Дом на Большой Мещанской улице принадлежал ему с 1810-х годов. Кареты работы Иохима » таились прочностью и были отделаны с большим вкусом. Hoi чс приобретения дома новый хозяин сразу же приступил I перестройке во дворе своего дома, в 1811 году там строится
Казанская улица дом 39 -одноэтажный каменный сараи, необходимый каретному мастеру. Возможно, после этого был перестроен и лицевой дом.
В 1827 году у Иохима дом был уже четырехэтажным. Какие-то детали отделки могли появиться при позднейших переделках, но его облик вполне соответствует архитектуре первой половины XIX века. Нижние два этажа, оформленные рустовкой, представляют собой перестроенные дома Вагнера и Беклешс-ва. Парадная в центре и часть дома справа в 2 окна находятся на месте бывших здесь когда-то ворот. Надстроеные два этажа оштукатурены вгладь. Окна обрамлены наличниками, на 2-м этаже над окнами — замковые камни, на 3-м сандрики-полочки. Ограду трех балконов составляют узорные чугунные решетки. Над сильно выступающим карнизом в центре здания треугольный фронтон с полукруглым окном. Во дворе помимо хозяйственных построек существовал и четырехэтажный жилой флигель.

Естественно, и в доме, и в дворовом флигеле квартиры сдавались в наем.

В «Санкт-Петербургских ведомостях» 15 июня 1824 года напечатано любопытное сообщение: «Мартын Боль с Ва сильевского острова переехал в большую Мещанскую ули* цу в д. Иохима №78 <...> в квартире его можно получить действительно совершенно нового рода бумажные табакерки (papiermache) — папье-маше, буквально — "сделанные из бумаги"».

В 1828 году в доме Иохима поселился Адам Мицкевич. О первом его приезде мы говорили у дома №22. На этот ]ш он приехал хлопотать о разрешении выезда за границу, и, благодаря помощи друзей, ему удалось получить заграниц ный паспорт. В этот приезд Мицкевич особенно сблизился « Пушкиным, написавшим о нем:

Он между нами жил, Средь племени ему чужого; злобы В душе своей к нам не питал, и мы Его любили.
11рожил Мицкевич на этот раз в столице недолго. Получив разрешение на отъезд, он, как полагалось, поместил объявление об этом в «Санкт-Петербургских ведомостях». 25 мая 1829 года на маленьком пароходе-«пироскафе» от набережной I icMibi, где собрались проводить его друзья, Мицкевич напра-иился в Кронштадт, откуда на парусном корабле отплыл за рубеж, навсегда покинув Петербург.

Этой же весной 1829 года в доме Иохима снял квартиру Николай Васильевич Гоголь. Приехав в столицу в декабре 1828 года, Гоголь недолго пожил на Гороховой улице, затем на I катерининском канале, в апреле 1829 года он перебрался на миную квартиру. «Мой адрес: на Большой Мещанской в доме мрет. мает. Иохима», — писал он матери.

Жизнь в Петербурге приносит Гоголю горькие разочаровании Первый литературный опыт оказался неудачным. Гоголь иод псевдонимом В. Алов напечатал привезенную с собой юношескую поэму «Ганс Кюхельгартен». Поэма вызвала резную критику, и Гоголь собрал непроданные экземпляры своей но мы и уничтожил их. Мечте о деятельности, приносящей пользу обществу, не суждено было осуществиться, а служба в департаменте подавляла однообразием и бессмыслицей. Все ирг ми ощущается нехватка денег, дороговизна петербургской Ф II ног

И доме Иохима Гоголь снимает маленькую квартирку на и ма ртом этаже под самой крышей. Дом плотно заселен. Гоним, пишет: «Дом, в котором обретаюсь я, содержит в себе а а у ч портных, одну маршанд де мод (модистку), сапож-нньа, чулочного фабриканта, склеивающего битую посуду, декатировщика и красильщика, кондитерскую, ме-йнчиую лавку, магазин сбережения зимнего платья, otfueinyio лавку и, наконец, привилегированную повивальную Лй^ку, 11атурально, что этот дом должен быть весь облеплен зонными и ы песками. Я живу на четвертом этаже, но чувствую, что н здесь мне не очень выгодно». Возможно, об упомянутой Гого-м м модистке оповещало объявление в «Санкт-Петербургских и* 1омогтнх»: «М. (мадам. —Лет.) Ауман изготовляет разные

Другой сын Генриха Томаса — Джордж-Джеймс — Егор Фомич был кораблестроителем. Его женой стала дочь Иохима Катерина-Каролина. В 1823 году у них родился сын Бенджамен Джон — Вениамин Егорович. В 1846 году он окончил Академию Художеств, затем около трех лет был помощником О. Монферрана при перестройке Стрельнинского дворца Вениамин Стуккей служил в Департаменте уделов, потом был архитектором Монетного двора, поэтому именно ему поручили перестройку здания Пробирной палатки на Боль шой Мещанской улице (дом №28), судьба которого в связи ведущимися там работами вызывает беспокойство. Работам он в Горном департаменте, Министерстве финансов, преио давал в Строительном училище. В 1854 году был утвержден в звании академика архитектуры, стал одним из учредителей Общества архитекторов. Строил В.Е. Стуккей промышленный сооружения для крупных предпринимателей Казалета, Семян никова. Он перестроил в чертах необарокко ряд петербургски* особняков.

В 1853 году Вениамин Егорович женился на дочери купца Якова Петровича Оливье Софии-Лауре. У них было 8 сына* вей и дочерей. Производил В. Стуккей перестройки в доме своего тестя Я. П. Оливье (Гороховая улица, дом №29). Л и доме своего деда Иохима перестроил старые дворовые флм? гели и пристроил новые.

Говоря об этом доме, можно привести еще одно интересное сведение. Николай Николаевич Страхов, писатель, сотрудник известных петербургских журналов, сообщает в своих вое* поминаниях: «Летом 1861 года я переехал с Васильевском» острова на Большую Мещанскую (ныне Казанскую) в дои против Столярного переулка». Он не сообщает ни номера дома, ни фамилии владельца. Против Столярного переулка на ходятся дома №39 и 41. Но, как мы увидим позже, на учаетЩ дома №41 не было тогда благоустроенного дома, где сдавались квартиры, а в доме №39 жильцов вседа было немало. Так »ми с большой долей вероятности мы можем считать, что Страхом жил в этом доме. Николай Страхов родился в 1828 году и

Курской губернии. Он рано лишился отца и воспитывался у Лрата матери. Учился Страхов в Костромской семинарии, рек-нфом которой был дядя Николай не пошел по его стопам, а поступил на математический факультет Санкт-Петербургско-ю университета, откуда перешел в Главный педагогический институт. В 1851 году окончил курс и работал учителем в ■ >дессе, а затем во 2-й Санкт-Петербургской гимназии. В 1861 юду он оставил прейодавание и стал сотрудником созданных Федором Михайловичем Достоевским совместно с братом Михаилом журналов «Время» и «Эпоха». Ф.М. Достоевский la коре переедет на Малую Мещанскую (ныне Казначейская) а дом № 1, затем в дом № 7. В 1867 году Страхов будет редактировать «Отечественные записки», а в 1873 году поступит на службу в Публичную библиотеку. В последующие годы он служил в Комитете иностранной цензуры, в конце жизни ии гоил членом-корреспондентом Академии наук. Николай Николаевич Страхов был страстным библиофилом, собранная им личная библиотека составляла 12 453 тома собрания сочинений по гуманитарным отраслям XV-XIX столетий и также Лонисйшую коллекцию русских книг XVIII века. После его » мерги в 1896 году все собранное им поступило в петербург-ihitli университет.

( конца 1860-х годов в этом доме находилась мастерская юаеднра Карла-Рудольфа Тилемана, или Тильмана, как иногда мм» или, сотрудничавшего с фирмой Фаберже. Ювелирами были и 1Чо сыновья Альфред Рудольфович и Отто Рудольфович, фннншй в начале 1900-х годов на этой же улице в доме №5. в мастерской Тилемана произошел случай, о ко-юром не только сообщали газеты, но сочли нужным довести о *н м до ( ведения императора. Тилеман вдруг обнаружил пронижу нескольких крупных бриллиантов, в том числе одного на  карата, на общую сумму в 5 тысяч рублей. В краже запо-Фмрн in внезапно пропавшего ученика-подростка по фамилии Мнифман. Его стали искать и обнаружили в одном из тракти-|нж Апраксина двора. Он там очень весело проводил время.

Казанская улица дом 37

Казанская улица дом 37 - один из самых известных усадеб на берегу Мойки с 1750-х мани принадлежала фельдмаршалу графу Ивану Григорьевечу Чернышеву. Построенный по проекту приехавшего из Мери ж а архитектора Жана Батиста Мишеля Баллен-Деламота «иир» п а последствии был перестроен для старшей дочери им-Цррашра Николая I Марии Николаевны — это хорошо всем

По доверенности Ивана Григорьевича Черны-им «место, состоящее в Мещанской улице позади графскогокаменного дома», было продано немецкого цеха седельному мастеру Ягану Шейлину. В купчей упоминается старший брй! Ивана Григорьевича генерал-аншеф Захар Григорьевич Черны шев, очевидно, оформивший эту продажу. Яган (Иван) Фрид рих Шейлин построил на своем дворе каменный дом и деревни ные служебные постройки и жил здесь почти четверть века.

В 1789 году Шейлин продал свой двор кузнечного ц(*хя мастеру Иогану Готтлибу Гасту. Как было принято, у Гама были жильцы. В 1803 году здесь жил мастер часовых футе ляров Зандер. В 1809 году по этому адресу записаны дна tn лантерейных мастера Балтазар Стефаниц и Иван Фрунк, дан живописца Христиан Готфрид Баннер и Иван Готлиб Панпжн В 1813 году дом еще принадлежал Гасту, а в 1820 году его )ии зяином был уроженец Тюрингии, мастер санкт-петербургском! перчаточного цеха, или, как его еще называли, «замшевый маг тер» Михаил Андреевич Бюхнер, 45 лет от роду. Женат он Пьи на Терезе-Марии-Софии Ландграф. Наверное, в доме

по мастерская и лавочка для продажи изготовленных изделии. По п кроме того, здесь шла оживленная торговля. В 1825 году братья Фатер продавали «недавно привезенные из Голландии М неточные луковицы всех сортов, кустарники и плодоносные /и репья». В 1826 году виноторговец И. А. Логен предлагал получать у него по прейскуранту зельтерскую и другие воды • черпанные нынешнего года, по 80 копеек за кувшин и свежее и романское масло в больших бутылках по 2 рублей 50 копеек, ранно как всякого сорта напитки в больших бутылках».

И 1837 году этом доме размещалась контора железной дороги, железнодорожное сообщение только начинало дей-I топать. Жил здесь фридрихсгамский купец Генрих Ранигер. Предлагала свои услуги снимавшая в этом доме квартиру инициальная бабка Марья Бика. Акушерство считалось тогда единственной официально допустимой женской медицинской I нецнальностью, неслучайно на Большой Мещанской улице в a ipe< пой книге 1837 года указаны адреса 6 представительниц мой профессии.

По табелю 1846 года дом купца Бихнера (так стали пи-«an, иу фамилию) — каменный двухэтажный с подвалом и ме тмином. Таким же он был еще в 1859 году. Владел им тогда нам перчаточного мастера Александр Михайлович (Алек-мм;ф Готлиб) Бихнер. Тогда произведена перестройка дома, ни и гроен 3-й этаж и изменена отделка фасада. Во дворе Мм фоеп четырехэтажный флигель. Эти работы производил м1Фецер-архитектор Генрих Богданович Гримм, архитектор мрм/н кой управы.

А /мчссандр Бихнер был придворным аптекарем и занимал в нчшую квартиру в Зимнем дворце под №94. А свой дом I им и, 1опал как доходный. В 1867-1868 году в доме Бихнера мним помещение золотых дел мастер Александр Павлович HHI

Когда Александр Бихнер получил в наследство дом, он о I чип коллежского асессора, а после его смерти в 1875 ц\ по жена Александра Ивановна именовалась вдовой дей-им м анного статского советника. В 1895 году владельцем стал
их сын титулярный советник Евгений Александрович Бихнер, Среди тех, кто снимал тогда в этом доме квартиры, был чиновник Департамента неокладных сборов, как и хозяин дома, в чине титулярного советника, но с интересной фамилией -Александр Николаевич Полисмен.

В Петербурге существовало много ювелирных мастерских. Квалифицированные мастера сотрудничали с фирмой Фаберже. С 1870 года жил в Петербурге золотых дел мастер Август-Фредерик Хольминг (Гольминг). В 1880-1890-х годах его мастерская находилась на Казанской улице в доме №35. С 1895 года он был связан по работе с Фаберже. После его смерти в 1903 году мастерскую возглавил старший сын А а густ-Вяйно Хольминг. В том же 1903 году в доме №35 открылась еще одна ювелирная мастерская Андерса Иоганна Невалайнена, его сын Иоганн Генрихович (Андреевич) был подмастерьем серебряного цеха.

В 1906 году сын академика, профессора Академии Ху* дожеств Д. И. Гримма, также академик архитектуры Герман Давидович Гримм устроил новый парадный подъезд на лице вом фасаде и произвел ремонтные работы в главном доме и дворовых флигелях.

Евгений Александрович Бихнер в эти годы состоял де путатом от дворянства губернским гласным Гдовского уезда Последней владелицей дома до 1917 года была его жена Ком станция-Луиза (Констанция Оскаровна) Бихнер.

В период НЭПа оживилась частная инициатива не только в торговле. В 1925 году в доме №35 жил врач Герман Генрихи вич Гентер, занимавшийся, очевидно, частной практикой.

Дом №35 четырехэтажный, как значительная часть жилки зданий на Казанской улице. Он явно делится на две части низко расположенный 1-й этаж и рустованный 2-й этаж ни перечная тяга отделяет от верхней части здания. Высокий ворота в центре прорезают эти два этажа. В третьем эти ар в центре выделяются три окна с полукруглыми сандриками Выделяется дом и тоном фасада, более ярким и нарядными по сравнению с соседями.
Дома под №37 на Казанской улице не существует. Между Пиковыми стенами домов №35 и 39 неширокий проход ведет и I аубь квартала, и там на одноэтажном здании, которое нель-1м назвать жилым домом, укреплен номерной знак — №37. И чем же тут дело?

1)та территория, как и места соседних домов, составляла час п. усадьбы графа Чернышева. После продажи отрезанных hi усадьбы участков на Большой Мещанской улице и Возни (ч 1С ком проспекте сад и служебные постройки во дворе у» адьбы оказались внутри квартала, поэтому и был оставлен hi ate троенным небольшой кусок по улице, дававший свободны п проезд во двор. Этот проезд сохранялся и при последующих переменах.

В 1797 году умер граф Чернышев, после чего не раз мр нялись владельцы дворца, его назначение и его облик. С 1823 года здесь размещалось военное учебное заведение IIIко ла гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеро! В ней учился Михаил Лермонтов. Для нужд школы на тер ритории бывшей усадьбы Чернышева были расширены иди перестроены конюшни, кузница, а в 1828 году по проекту архитектора Александра Егоровича Штауберта, автора здапиМ казарм разных полков, было построено здание манежа.

В этом манеже проходили учения юнкеров, о чем нано минает шутливое стихотворение Лермонтова «Юнкерека* молитва», в котором он упоминает командира Кавалерийски го эскадрона Алексея Степановича Стунеева, непочтителен» называя его «Алеха»

Царю небесный! Спаси меня От куртки тесной, Как от огня. От маршировки Меня избавь, В парадировки Меня не ставь. Пускай в манеже Алехин глас Как можно реже Тревожит нас.

После того как в 1839-1844 годах по проекту архитекш ра Андрея Ивановича Штакеншнейдера был построен Ми риинский дворец, в «Атласе 13 частей Санкт-Петербург* Н. Цылова (1849 года) незастроенный участок между домами на Большой Мещанской улице назван «проезд к Мариииеком* дворцу». В 1884 году у сыновей Марии Николаевны даоргн приобрела казна. В 1885 году в нем разместился Государ ственный совет российской империи, и в 1891 году учаеми дома № 37 записан принадлежащим Государственному соне и
II следующем году часть усадебных строений была передана Носимому министерству.

Эти здания занял один из батальонов лейб-гвардии Стрелкового полка. Во время Крымской войны 1853-1856 годов из крестьян Удельного ведомства, то есть живших на н м'шх, принадлежавших царской семье, был сформирован чеИб-гвардии Стрелковый императорской фамилии батальон. И 1870 году из отдельных воинских соединений была создана 1аардейская Стрелковая бригада. В 1915 году она состояла из четырех полков.

По Адресной книге «Весь Петербург» 1895 года здесь ра 1М(чцался лейб-гвардии Кадровый батальон, которым командовал генерал-майор Алексей Иосифович Дзичканец.

I    ll о отец Иосиф (Осип) Гедеонович Дзичканец был крупным Поенным инженером. По окончании Горного кадетского корну ш, а затем Главного инженерного училища, он строил кре-но< тные сооружения в разных городах. С 1854 года пять лет

II    Г Дзичканец работал в Кронштадте, и по повелению империи >ра Александра II морской батарее на южном фарватере Ймш присвоено название «Дзичканец». Благодаря заслугам Иосифа Гедеоновича его род польского происхождения в IWI2 году получил российское дворянство. Его сын Алексей Иосифович начал службу адъютантом великого князя Владимира Александровича, в 1890-х годах в его ведении был, как мы шаем, резервный кадровый батальон, с 1900 года он — м нерал-лейтенант, начальник 29-й пехотной дивизии. Во ирема Русско-японской войны А. И. Дзичканец состоял в Nei поражении командующего 2-й Маньчжурской армии, в ИИ1/ году в чине генерала от инфантерии уволен от службы

мундиром и пенсией. После начала Первой мировой войны hi i нона нернулся на службу, в 1915-1917 годах состоял при ммОс Днинского военного округа

Женат был Алексей Иосифович на Ольге Феликсовне Но н.чсн< кой. У них родилось четверо сыновей и три дочери, мншн.и, как отец, пошли по военной линии: Борис, Алек-анар н Михаил стали офицерами Егерского полка, Борис
дослужился до генеральского чина. В 1890-х годах А. И. Дзичканец занимал казенную квартиру по месту службы. Черм двор дома № 37 существует выход на Вознесенский проспект к дому № 16. Этот дом также занимает часть бывшей усадьбы Чернышева. Когда во дворце находилась Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, в доме № 16 ЖИЛ Алексей Степанович Стунеев, а в 1890-х годах в этом доме ей своим семейством жил А. И. Дзичканец.

В 1897-1898 годах на дворовом участке между домами по Казанской улице, Вознесенскому проспекту и Новому переулку производились работы по реконструкции. В одном из дворовых флигелей находилась церковь Св. Николая Чу дотворца при 3-м ЕИВ Стрелковом полку. Полковую церковь перестроил архитектор Николай Иванович Полешко.

В 1917 году по-прежнему здания на дворовом участке занимал Стрелковый полк, но уже под №8.

В конце 1940-х годов при Ленинградском дворце пионером была создана спортивная школа фигурного катания. Ее ноя главила Нина Борисовна Леплинская, учились в ней Игорь Москвин, Алексей Мишин, Станислав Жук, Нина Монахом и другие будущие мастера и тренеры фигурного катания. J[m тренировок требовались соответственные площади. С 1970 * использовался искусственный каток по адресу — ул. Плеханова, 37.


Казанская улица дом 33

Казанская улица дом 33 занимает, как и дом Беренда, часть большого двора Карла Федоровича Крузе, от которого впоследствии отделились нынешние дома №5 и 7 по переулку Антоненко, В 1779 году это «порозжее место» по Большой Мещанской улице Крузе продал санкт-петербургскому купцу Ивану Иаа новичу Болину, построившему здесь каменный дом.

В 1771 году санкт-петербургским купцом записался купен из города Сердоболя Иван Болин, 46 лет, женатый на дочери придворного закройщика Катерине Михайловой, 26 лет. У них было трое сыновей — Иван, Александр, Андрей и дочери Катерина и Наталья.

И доме насчитывалось 46 покоев, и, естественно, значи-мнмнш часть их сдавалась разным лицам. В 1809 году здесь »м hi Лнгуст Волбак, портной, Франц Якоб Фрунк, галан-ИфсМнмй мастер, инструментальный мастер Христиан Гаук. о I троны Нового переулка снимал помещение колбасный \Ш м р Кнрл-Лудвиг Лудвиг.

II 1813 году участок со строениями принадлежал уже ipvtoMy куиц, Савелию (Савве) Максимовичу Королеву, i нпо и 1824 году был трехэтажный угловой дом и каменные » ног ми но дворе. В его доме жил статский советник Лерх, *рон I по, Густав Васильевич Лерхе, чиновник Военного мини-н pi I ми, бра г В. В. Лерхе, основателя Глазной лечебницы. Он hiн I продать свою дачу, находившуюся близ Екатерингофа, Ми н.шмшой деревне с открытой в ней «ресторацией».

Но предпочитал Королев сдавать помещения в своем доме не отдельным съемщиками, а крупным арендаторам. Так, в 1825 году в его доме размещалась «Корреспондентская контора господ А.Н. де Кола и Компания», сообщавшая м «Санкт-Петербургских ведомостях», что контора продает и высылает следующие товары: «средство для укрепления волос, благовонный спирт для зубов, умывание при туалетах, мозольный пластырь, зубной порошок, мыло, употребляемое при испанском дворе, и еще множество необходимых снадобий, апробованных, то есть утвержденных, Медицинским советом и (даже! — Авт.) Министерством внутренних дел».

В январе 1826 года Савелий Королев умер, и владельцем дома стал его сын Иван Савельевич. Он предоставил свой дом для размещения нового необычного заведения, которому газета «Северная пчела» 10 августа 1826 года посвятила длинное сообщение.

В доме Королева был открыт Механико-оптический ка бинет. Вот его описание: «Кабинет не велик. Он длиною а 5 аршин и 12 вершков; шириною в 3 аршина и 2 вершка, вы шиною в 3 аршина, сверх того купол составляет 8 вершкои Лишь только вы отворяете дверь в кабинет, вас встречаем гений, царящий невидимым механизмом в воздухе, и труби i веселый аккорд. Оптический обман представляет вам тесный кабинет обширным зданием, ярко освещенным во всю длину коридора, зеркальные стены кабинета в отражении света прош водят сие очарование. Кругом стен, в серебряных проволоках»] проведенных симметрически от пола до потолка, поставлены драгоценные серебряные и раззолоченные чаши, кубки, кружки разных размеров и видов, древние и новые, числом 126, и IH бронзовых и фарфоровых штук отличной формы и красоты Все эти драгоценности, весьма замечательные по наружному виду и отделке, тысячекратно отражаются в всех пунктах зер кальных стен и представляют неимоверное сокровище.

Насытив взоры свои богатством, золотом и серебром, ни сетитель, сев на прекрасное канапе, услаждает слух музыкою, которая попеременно раздается в разных местах кабинет,
посредством скрытого механизма. После того начинаются опыты чрезвычайно увеселительные и по большей части здесь неожиданные. Вы берете в руки магический жезл, приближаете ни к раковине, покрытой стеклянным колпаком, и в раковине играет музыка, повернете жезлом в противную сторону и музыка утихает. Можно подумать, что в той точке, где лежит (miконина, скрыт механизм — нет; вы переносите ее куда угодно, и она везде повинуется магическому жезлу. Этот же жезл «игтлнляет выскакивать из разных сосудов карты, загаданные посетителями, прелестные фигуры и цветы.
Две прекрасные фигуры, мужчина и женщина, вырезанные из бумаги, становят-I и ни зеркальном столе, без всякой подпорки. И при звуке му-HiiKii начинают не прыгать, а танцевать очень ловко и приятно, н hi к т. Без воли хозяина кабинета или без магического жезла им ни за что даже не поставите этих фигур на столе, потому по подошвы их не шире толщины почтовой бумаги.

Часы кругом стен бьют, останавливаются, идут вперед по манн ii ноле и слову. Драгоценная колесница, испещренная моленьями, разъезжает и повертывает куда угодно без всяко-#«• мидимого содействия хозяина. Огромная голова какого-то 1а|юдеи из-за тридевяти земель тридесятого царства повторяет та ашпые вами слова из всех бывалых и небывалых языков « мире. Вы думаете, что кто-нибудь из-под полу отвечает вам м j»e I трубу, проходящую в голову? Нет, возьмите голову в |*УМ1, перенесите куда угодно, положите как хотите, действие rty /jci тоже, и она все будет отвечать вам вежливо. Вот и пус-мм голова, а умна! На сем магическом месте все движется, н*но)нгг, играет по вашему велению. Все неодушевленные м|н /|мегы подчинились вдохновениям искусства и оживают от §£1ннч о прикосновения. Только золото и серебро остаются не-но (нижпыми во власти хозяина и не следует за посетителями но по желанию, невзирая на удвоенные размахи магического Фс I ia *

Пена за посещение этих чудес — 25 рублей за 4 человек. Мощно было купить описание за 2 рубля 50 копеек на рус-frHM н французском языках.
И в следующие годы дом также не пустовал. В 1837 году здесь жил частный маклер Николай Плотников. В 1854 году н этом доме квартиру № 1 занимал главный врач петербургской полиции Емельян Федорович Слонецкий-Михайловский, потом его дочь Наталья Емильяновна Слонецкая-Михайловская.

В 1856 году архитектор Евгений Петрович Дмитревский устроил эркер на срезанном углу дома, поднимающийся со второго этажа, а в 1864 году пробил вентиляционные окна п подвале на лицевом доме по Казанской улице.

В 1868 году инженер-капитан Владислав Михайлович Карлович, занимавший должность городского инженера, построил четырехэтажный дворовой флигель взамен существовавшего и на лицевом фасаде по Казанской улице изменил форму двух окон.

В это время Ивана Королева уже не было в живых, и дом принадлежал его вдове Настасье Афанасьевне и их неза мужней дочери Ксении Ивановне. Они займут в своем доме квартиру №1. В квартире №2 жил чиновник Министерстве иностранных дел коллежский асессор Савва Михайлович Яковлев, один из потомков и тезка знаменитого Саввы Яков лева, женившийся на второй дочери Королевых Александ ре Ивановне. После смерти Настасьи Афанасьевны Ксении Ивановна Королева и Александра Ивановна Яковлева буду i совместно владеть этим домом до 1917 года.

Жильцов в их доме было вполне достаточно. В 1860-х годах снимали в доме квартиры Генрих Адольф Гартун г, му* зыкант, Петр Аррас, портной, Эммануил Шредер, седельный мастер, Юлиана Вильгельме, повивальная бабка, Анна Пег ровна Стречкова, купчиха 1-й гильдии, имевшая фруктовый магазин на Большой Морской улице. Была здесь мелочнан лавка Федора Смирнова, в квартире №33 жила Шарлот i а Янкович, как написано — «приготовитель ваксы». К этому еще — Александра Яковлевна Офицерова содержала здеей меблированные комнаты.

За это время главный дом на Казанской улице не измени л ся, а по Новому переулку боковые флигели будут перестроечна
и станут самостоятельными домами по нынешней нумерации NuГ», 7. Дом №5 в 1903 году перестроил архитектор Алексей Андреевич Шевелев в четырехэтажное здание, а дом №7 вырастет в 5 этажей.

И 1912 году в доме №33 по Казанской улице жил Вальтер Антонович Лессинг, директор общества «Работник». В 1917 may и этом доме мастера серебрянных дел Генрих Иванович Кйкгонен и Иоганн Петрович Ломанен руководили мастеркой, работавшей для фирмы Фаберже.

11осле национализации все эти здания на Казанской улице и I louoM переулке войдут в жилой фонд города. трашное время репрессий коснулось и одного из жителей  мни дома. В 1937 году арестовали проживавшего в квар-»Ире 49 дома №33/5 штурмана парохода «Спартак» Ивана Павловича Сахарчука, обвинили в шпионаже и расстреляли. Реабилитирован посмертно.

Сегодня на фасаде дома по Казанской улице сохраняют-I и украшающие его лепные детали — гирлянды, медальоны. Перный этаж дома занимают магазин подарков и ресторан

Казанская улица дом 31

Казанская улица дом 31-Дом № 31/10 -Трехэтажный дом с балконом на третьем этаже, треуголм ным фронтоном, завершающим фасад, сохраняет черты  классической архитектуры.

В 1760-х годах рядом с обширным двором Демидовых \т же от набережной реки Мойки до Большой Мещанской улиим простирался участок лейб-медика императрицы Екатерины 11 Карла Федоровича Крузе. Крузе отделил два места по 11(1 саженей по Большой Мещанской улице и объявил об их н|нм даже. На участке рядом с демидовским построил каменный дом вольный аптекарь Мартин Беренд.

На плане Сент-Илг|Н1 показано двухэтажное здание в 9 окон по фасаду с треутоди ным фронтоном в центре. Флигели за главным домом спрааа И слева ограничивают небольшой двор, за которым виден сад

1 февраля 1761 года в «Санкт-Петербургских ведомости! пилось объявление о том, что Беренду в его доме неценную в Санкт-Петербурге для общенародной пользы партикулярную аптеку отворить, и продажу из нея ме-мептов от Медицинской канцелярии ему Беренду чинить мп». Продавались в этом доме не только лекарства, здесь е устраивались аукционы с продажей старых вещей, о чем 1На.'юсь в тех же «Ведомостях».

Кена г Беренд был на дочери кожевенного фабриканта Ива-а Доротее. При записи в обывательскую книгу в 1785 I и рейд указал, что ему 60 лет, а его сыну, тоже Мартину, I Действовала аптека в этом доме до конца XVIII столетия, N00 году санкт-петербургский магистрат объявил, что дом ека Ьеренда арестованы, вероятно, за долги, и желающие. Другого аптекаря не нашлось, и купил дом

Вскоре дом перешел к семье, владевшей им около 70 лет! Купил дом Антон Никитич Лемтюжников, санкт-петербург*! ский купец 1-й гильдии. Он умер в 1809 году, оставив своЛ имущество в наследство сыну, также купцу, Петру Антоновичу! Петр Лемтюжников торговал меховыми изделиями в Гостином! дворе, где у него была одна лавка в верхней линии и три на! дворе. Немалый доход приносили Лемтюжникову и дома и Петербурге: у него и его жены Марфы Егоровны, помимо дома | на Большой Мещанской улице был еще дом на Разъезжей.!
В их домах квартиры постоянно сдавались в наем, причем II жили здесь не только ремесленники, но и чиновники, военным
В 1809 году жильцами этого дома были граф Егор Гаврилович Цукато, генерал-майор, надворный советник Борис Дмитрий евич Роде, экспедитор в 5-м Департаменте Сената, два штаб'! лекаря в чине коллежских советников Богдан Вулф и Андрей Нордстрем. Жили здесь также Карл Флейшман, мастер оптиЯ ческих инструментов, и Иван Голброк, жестянщик. ИнтереОШ ная профессия была у жившего в доме Лемтюжника некое!J го Шмидера — «сочинитель и стряпчий Юстиц-коллегии» Снимали в доме Лемтюжникова квартиры актер Линденштейн и бронзовый мастер при театре Бусани. Хочется обратить н|| это внимание, ведь от Большой Мещанской улицы недалеки до площади, на которой находился Большой театр, поэтому во многих домах впереди нам еще встретятся имена артистов и музыкантов.

Было в доме немало жителей и в последующие годы, один въезжали, другие уезжали и, как водилось, продавали ненужней имущество. 24 июля 1825 года кто-то дал в «Санкт-Петербург* ских ведомостях» следующее объявление: «Продается кол ж mi немецкой работы с сундуками, устроенная так, что можни в ней спать, роспуски с бочкою <... > пианино о 5 окт&ЯйЛ 10 портретов Российских военачальников, особо отличивших # в 1812 году, как то Кутузова, Барклая-де-Толли, Витгенштейну Платова в золоченых рамах, английские эстампы <...>»

Сведений о перестройке дома в первой трети XIX нем не имеется, но они, наверняка производились так как ни
*абелю 1846 года отмечено, что на дворе купца Лемтюжникова находятся два каменных трехэтажных дома с такими же флигелями.

11 о-прежнему квартиры в доме сдавались.

Жил в доме Лемтюжникова человек, заслуживший весьма иг лестную характеристику своих современников. У него было оригинальное имя Нарциз, или Наркиз (Петр Андреевич Ииаемский саркастически называл его Нарциссом), Иванович Гираеенко-Отрешков, фамилию его часто писали «Атрешков», и Александр Сергеевич Пушкин — «Отрыжков». Происходил ни из черниговских мелкопоместных дворян, в 1830-х годах t IVжил чиновником для особых поручений в Департаменте нм'шции, многие считали его агентом известного III отделении собственной ЕИВ канцелярии.

Пробовал он свои силы в ппературе, как сказали бы ныне, в популярной. В 1833 году он напечатал брошюру «Руководство к вывождению пятен из ft« аь ого рода материй», а в 1835 году более серьезную — «Об V» «ройстве железных дорог в России». Пушкин, понадеявшись ни по деловые качества, пригласил Тарасенко-Отрешкова в ♦ о»рудники при издании газеты «Дневник». Сотрудничества у нич не получилось, Наркиз Иванович, как видно, в нужны* кругах внушил мысль о своей близости к семье поэта. и him у же он пользовался покровительством шефа жандармов М* нм'ндорфа, в результате каким-то образом был включен в мне»» у над детьми Пушкина, и местом размещения опеки стала «гинргнра Тарасенко-Отрешкова «на углу Мещанской и Новин» переулка в доме Лемтюжникова».
Наталья Николаевна Пушкина с горечью писала, что семья поэта поставлена «в нейрит ное положение видеть имя Пушкина, нашу фамильную юр а о» п., нашу родовую славу в одной статье рядом с именем |цр1м » икоОтрешкова». Она считала, что подаренные им в

Имичную библиотеку автографы Пушкина украдены. Его мймниили в недобросовестном хранении библиотеки поэта, Спорую ему было поручено описать, и в невежественном 1иг. пи н и и и за первым посмертным изданием произведений Hhhi> пни
владельцем стал Александр Петрович Богословский, затем до 1917 года его жена Александра Николаевна. При них перестраивались лестницы в 1898 году в одном из дворовых флигелей и в 1903 году в лицевом доме по Новому переулку.

После национализации дом остался жилым. В 1920-х годах в период НЭПа возникает ряд частных торговых заведений. В доме №31 открылся колбасный магазин Сергея Ивановича Сергеева. В 1925 году был кабинет зубного врача А. Д. Лури.

Ныне реклама привлекает внимание к расположенной в доме турфирме «Этуаль», рекламирующей туры по всему миру, прием туристов в Петербурге. Рядом расположен магазин трикотажного белья «Светлана-Плюс». И на фоне многих звучных наименований гостеприимно выглядит неяркая надпись «Пирожковая», одна из последних в нашем городе.

На плане 1765-1773 годов рядом с домом аптекаря Бе-ренда виден незастроенный еще участок, огороженный забором. В 1779 году при продаже этого участка было выделено на «проезд от Большой Мещанской улицы для переулка на Мойку 6 сажен». Так появился Новый переулок, с 1939 года -переулок Антоненко.

Дом №33/9

Дом №33 занимает, как и дом Беренда, часть большого двора Карла Федоровича Крузе, от которого впоследствии отделились нынешние дома №5 и 7 по переулку Антоненко, В 1779 году это «порозжее место» по Большой Мещанской улице Крузе продал санкт-петербургскому купцу Ивану Иаа новичу Болину, построившему здесь каменный дом.

В 1771 году санкт-петербургским купцом записался купен из города Сердоболя Иван Болин, 46 лет, женатый на дочери придворного закройщика Катерине Михайловой, 26 лет. У них было трое сыновей — Иван, Александр, Андрей и дочери Катерина и Наталья.

Казанская улица дом 29

Казанская улица дом 29 - Дом №29/5 -Первым известным нам владельцем Казанская улица дом 29 был подполковник Яков Полтев, сын московского царедворца-стольника.
Полтеву был отведен участок на берегу  еще в 1715 году, но, очевидно, ничего не построив, в следующем же году Яков Полтев продал свой двор Андрею Артамоновичу Матвееву, видному дипломату петровского времени, человеку необыкновенно умному и образованному.

Матвеев расширил усадьбу до 1-й Переведенской улицы, купив 8 небольших дворов. Главный дом был обращен к реке Мойке, а к Переведенской улице тянулся большой сад, или, как чаще тогда называли, «огород». Сын Андрея Артамоновича Федор Андреевич отличался расточительностью, и за долги усадьба перешла к камергеру Алексею Михайловичу Пушкину, происходившему от общего предка с Александром Сергеевичем Пушкиным, находившемуся с поэтом в отдаленном родстве. В 1751 году в «Санкт-Петербургских ведомостях» помещено было
\ if * mi мление о продаже дома Пуш-к мин. Купил его обер-шталмей-| гер и кавалер Петр Спиридоно-ним ( ума роков и, в свою очередь, •lepra два года объявил о продаже и еда в по купленного двора. 

11 1755 году двор у Сумароко-им купил Григорий АкинфиевичДемидов, внук Никиты Демидова, ш копателя рода уральских гор-mнаводчиков. В 1761 году после I мерти Григория Акинфиевича усадьба была разделена между А.А.Матвеев I ремн его сыновьями. Дом на Мойке и значительную часть yi адьбы получил Александр Григорьевич, а младшие его Пратья Петр и Павел унаследовали два дома на Большой Мещанской улице. Дом на углу «проезжего», то есть Деми-ннш, переулка получил Петр Григорьевич, рядом на Больший Мещанской улице был дом Павла Григорьевича. Павел уступил свой дом брату, и Петр Григорьевич объединил их и единое здание, хорошо видное на плане Сент-Илера. Это туч.пажный дом с высоким парадным бельэтажем, с рельефными наличниками окон, с женними головками и панно, на мнорых изображены играющие л иг и. Знаток старого Петербурга И И Курбатов называл эти рельефы «очаровательными, но жес-I и к о закрашенными» во время нп< ледующих ремонтов.

Петр Григорьевич Демидов, vнаследовавший часть ураль-I нич заводов, был директором I микт-Петербургского коммер-ч«м кого училища, имел чин тайник» советника. Женился он на    П.Г.Демидов
Екатерине Алексеевне Жеребцовой. Женой ее родного брата была сестра князя Зубова, фаворита императрицы Екатерины II, Ольга Александровна, участвовавшая в подготовке убийства императора Павла.

В 1802 году будущий мемуарист Филипп Филиппович Вигель приехал в столицу поступать на службу. Он был в юном возрасте, поэтому его сопровождал старший брат Павел, учившийся когда-то с одним из сыновей Петра Григорьевича Демидова. Вместе с братом Филипп Вигель бывал в доме на Большой Мещанской улице и оставил красочное описание его. Отмечая, что в доме сохранялся порядок, заведенный еще во времена отца и деда тогдашнего владельца, Вигель пишет: «В убранстве комнат, в обычаях, в распределении времени, во всем было заметно нечто голландско-немецкое.
Сверх нижнего жилья, одноэтажный каменный дом его в Большой Мещанской сохранил еще и поныне старинный свой фасад, Несколько узких длинных комнат сего дома были назначены для приема гостей; гораздо же большее число внутренних, как сердце г. Демидова, открывалось только задушевным его друзьям. Все они были с прочными сводами, украшены лепными изображениями; стены одних завешаны множеством хороших и дурных картин, в других они были составлены из изразцов, в иных видна была дубовая резная работа; столовые и стенные часы, люстры, все мебели одни другим соответствовали; везде встречались опрятность и роскошь Монплезира и маленького Екатерингофского дворца. Одна из комнат была убрана китайскими шелковыми обоями; она называлась чайного, и в шесть часов вечера, не позже, разливали в ней сей горячий напиток, разводили огонь в камине и гостям мужского пола подавали каждому по маленькой белой трубочке с табаком; обычай, который, конечно, ни в одном порядочном петербургском доме тогда встретить было невозможно.

Из сего можно видеть, что Петр Григорьевич чрезвычайно любил старину. Одни седины и морщины давали право на его приветливость; на молодых людей, даже на молодых женщин, он не обращал ни малейшего внимания. Ими с большею
<tтленностью занималась супруга его, Екатерина Алексеевна Петр Григорьевич и Екатерина Алексеевна имели двух i who ней — Акинфия и Алексея, оба дослужились до чина полковника.

(таршая из дочерей, Елизавета Петровна, стала женой А лександра Николаевича Чичерина, сына петербургского of»ep полицмейстера. Она посвятила свою жизнь литературе, Пы m автором нескольких книг, занималась переводами. Ее «ниц» I .катерина Александровна стала женой Александра Федоровича Мирковича, об этом еще речь впереди.

Много хлопот причинила родственникам семейная ис-Юрни Александры Петровны. Ее выдали замуж за Михаила Петровича Путятина, происходившего из старинного дво-)«(некого рода, двоюродного брата Александра и Николая (Ургеисвых. Но ей повстречался человек, ради которого она Лроеила мужа. Егор Карлович Арпс-Гофен был сыном богатого пермского купца, возведенного в 1791 году в баронское достоит нш Римской Империи. Это открыло его сыну путь в офицеры В 1806 году Егор Арпс-Гофен — корнет лейб-гвардии Нйиипергардского полка. За отличие в русско-шведской войне § I80H году произведен в поручики. В чине штаб-ротмистра учиссновал в Бородинском сражении, был ранен саблей в го-4ммv и руку. Поправившись от раны, он проделал заграничный tin^i»д, снова был ранен по Кульмом и вернулся в Петербург в ни ле победителей Наполеона. Увлечение Александры Петровна Пироном Арпс-Гофеном привело к тому, что она ушла от ♦и т.I с дочерью, рожденной от Егора Карловича. Развод в те ирг мена был делом сложным и долгим, к тому же, нарушив лричный обет, даже получив развод, Александра Петровна по Нерноиным законам как виновная сторона не имела бы права ни нов горный брак. Поэтому она заплатила долги Путятина м pin чете на то, что он будет молчать, из-за чего в обществе рн игшс!» слухи, что Путятин уступил свою жену Арпс-Го-фрну ,ш 200000 рублей, и обвенчалась с Егором Карловичем. Ми |гмо вскрылось, вторичный брак расторгнут. Жених и ■ «наегели, среди которых был брат руководителя «Южного
айного общества» Павла Ивановича Пестеля Владимир, судом лишены дворянства, офицерских званий, орденов и разжалованы в рядовые. Император Николай I простил их, но почти 30 лет Арпс-Гофен не мог добиться, чтобы дети от брака с Александрой Петровной, называвшиеся «воспитанниками были узаконены.

После смерти Петра Григорьевича в 1826 году дом достался второму сыну Алексею Петровичу, так как старший -Акинфий Петрович — умер, не оставив наследника. Алексей Петрович, женатый на Марии Денисовне Мельниковой, наследников имел вполне достаточно. У него и Марии Дели совны родились пятеро сыновей и четыре дочери. Но самый старший из них, поручик Александр, прожил всего 28 лет, следующие — Акинфий и Никита — умерли младенцами, так что после смерти Алексея Петровича в 1839 году наследона-ли отцу Денис Алексеевич, в конце жизни полоцкий полиц* мейстер в чине майора (о нем мы еще вспомним) и Петр Алексеевич, полковник, состоявший при корпусе жандармов, Все дочери были выданы замуж. Мужу старшей из них штаб ротмистру лейб-гвардии Борису Николаевичу Дюклу были поручено управлять заводами, находившимися в общем вл! дении.
Но наследники долго не могли договориться между собой о разделе имущества и финансовых расчетах. Основной владелицей все же считалась Мария Денисовна, и 28 мая 183N года по ее духовному завещанию владельцем дома на Большой Мещанской улице и мызами Скворицы и Елицы стал Петр Алексеевич. Женат он был трижды, но его сыновья жили недолго и ничем примечательным неизвестны.

В 1846 году по-прежнему дом на углу Большой Мещан ской и Демидова переулка был двухэтажным. В 1851 году примыкающая к лицевому дому по переулку пристройка надстраивается одним этажом. Может быть, тогда же на ГЛШИ ном доме появляется мезонин с треугольным фронтоном, и котором среди лепных орнаментов изображены скрещенный молотки, а в центре аттика появился картуш с начальной буквой фамилии владельцев «Д».
После долгих споров решено было дом продать. В материн чах биографии Николая Александровича Добролюбова содержатся сведения о том, что по поручению своего старшего fipa га В. А. Добролюбова в 1858 году он за скромную плату от НИ) до 300 рублей занимался продажей демидовского дома. Но ни да продать дом не удалось. Тогда на первом этаже лицевого фш ада дома 9 окон переделали в двери, очевидно, чтобы легче г»м мо сдавать отдельные части дома.

И 1859 году дом продан за 130000 рублей серебром Алек-I индру I [икифоровичу Скребицкому. Новый владелец ро-инси в небогатой дворянской семье в Малороссии, учился в минской гимназии. В 14 лет он начал службу по интендант-

•    миму ведомству. В 1817 году на молодого человека обратил внимание великий князь Константин Павлович, и через неспорое время Скребицкий стал обер-провиантмейстером,

*    мамой интендантской службы Литовского корпуса в Польше. И ни годы он нажил значительные капиталы, позволившие iMv купить имения в разных губерниях, а затем и дом в Пе-н роургс. По слухам, особую благосклонность Константина Нйнмонича Скребицкий заслужил тем, что женился на пред-

II т си ной ему бывшей фаворитке великого князя, а родив-ин им и вскоре мальчика назвал Константином. После смерти I моею покровителя Скребицкий оставил службу и занялся Цмийетвенными делами. В Симбирской губернии у него были тоннам фабрика и стекольный завод. Хозяином он оказался №»мым и достаточно жестоким. Среди потомков его бывших lipi постных имения Тереньга сохранились рассказы о том, ц*о и барском доме «владыки Теренгульского», как его назы-МИп окрестные жители, в подвале для расправы с непокорным и были особые орудия. Отцовские методы унаследовал | ми» гаитин. В 1859 году он насмерть запорол мужика и был »о ihii под суд. Ожидая решения суда, от страха он заболел и У Мер 01 скоротечной горячки.

Кроме Константина у Александра Никифоровича и его Htpvi и Клены Никифоровны были две дочери. Эмилия благо-ми i умно вышла замуж за симбирского помещика, предводителя
дворянства Александра Киндякова, а двадцатилетнюю Софью просватали за шведа, поручика Иоганна Адама Кронштадта. Он наглотался возбуждающих средств перед первой брачной ночью и от передозировки стал полным инвалидом. Вероятно, для устройства дел младшей дочери Скребицкий из именин приехал в Петербург и прожил здесь около 10 лет. В 1854 году он числится проживающим в доме на углу Вознесенского и Екатерингофского проспектов, а в 1859 году покупает дом Демидовых.

В статье Е.И. Красновой «Демидовский квартал „за Мой кой у Синего мосту"» (Невский архив, VI, СПб 2003, с. 182) приводятся сведения, что в 1861 году Наталье Николаевне Ланской «в дом Скребатского в Демидовском переулке*, очевидно, какое-то время жившей в этом доме, адресовано приглашение на бал к Юсуповым.

Умер Скребицкий в 1864 году. На его могиле в Алексаид ро-Невской лавре сохранился памятник с надписью: «Жена мужу, дети — незабвенному отцу».

Нужно отметить, что средства позволили Александру II и кифоровичу собрать неплохую библиотеку. Около 200 кнш, принадлежавших ему, находятся ныне в научной библиотеке города Ульяновска (Симбирска).

После смерти Скребицкого дом унаследовали его дочь Софья Александровна Стермпфельдт и вдова Анна Ивановна Лишина. По-видимому, Анна Ивановна была второй женой Скребицкого и вдовой оставалась недолго. В дальнейшем ее именуют женой генерал-майора. Ее второй муж генерал-майор Александр Андреевич Лишин был сыном генерал-майора ди ректора Строительного училища Андрея Федоровича Лишний и братом композитора и дирижера Григория Андреевича Ли шина. Именно Анна Ивановна и станет владелицей дома и* Большой Мещанской улице.

В 1868 году в доме производились переделки, преврати шие старый особняк в доходный дом. В 1873 году академии архитектуры Роберт Андреевич Гедике, автор проектов риг нообразных зданий — промышленных сооружений, больниц,
особняков и доходных домов — надстраивает 4-й и 5-й этажи ни старом демидовском доме и пристраивает такой же дом со I троны Демидова переулка. К счастью, при перестройке на фасаде старого дома сохранены нарядные наличники с лепкой. Ммоследствии и дворовые флигели также будут надстроены мп 1 этажей.

Помещения в доме сдаются под различные мастерские и трговые заведения. В 1860-х годах в квартире №26 жили »рану два скорняка — Карл Гаммер и Карл Гансен, которые, манерное, работали вместе. В 1870-х годах в доме №29 по Камни'кой улице находилась фортепьянная мастерская Гентша и магазин Иордана, где продавались «Меха, чучела и меховые юиры». Вероятно, особенно большого дохода это не приносит, и и 1890-е годы значительная часть дома сдается крупному арендатору Михаилу Быстрову, который в заново отремонти-ронанпых помещениях открывает гостиницу под названием • Пинан Рига».
В рекламе объявляется, что «Нумера доступны как для богатого класса, так и людям с ограниченными I р« к I нами». Потом меняются хозяин и название — теперь это Ми синица «Виктория». Кстати, ее иногда путают с гостиницей Ци о же названия, существовавшей в 1870-х годах на Большой кмпюшенной улице, в которой останавливался Петр Ильич Чайковский.

()собенно много съемщиков было в доме со стороны Демидова переулка — табачная лавка, хромолитография, несколько мГш истов врачей. В 1900 году неожиданно появилась угроза эпидемии оспы, и одна квартира в той части дома была отце им ia для лаборатории по приготовлению противооспенной нриниики. По-видимому, здесь делались и прививки, так что о помещение получило наименование «Оспопрививательный институт».

Начало XX века связано с созданием разных общественных организаций. В доме №5 по Демидову переулку нахо-цн им ii «Латышское общественное собрание». В период пер-|н(1 русской революции организовывали союзы работников ийничных отраслей. В доме на углу Демидова переулка и
Казанской улицы в 1905-1906 годах помещался профессии нальный союз приказчиков, о чем напоминает мраморная памятная доска, установленная в 1925 году. В 1905 году В. И. Ульянов-Ленин выступал здесь на заседании союай В 1907 году во время подготовки выборов во 2-ю Государствен» ную Думу от союза приказчиков было выписано «промыслом* и-свидетельство» для включения его в число выборщиков.

С 1912 года владельцами дома были Александр Николм евич и Ольга Ивановна Макшеевы-Машановы. В 1915 году архитектор П. Кедрин произвел капитальную перестройку интерьеров лицевых домов и дворовых флигелей. Что в iiifi предполагалось разместить, при этом не говорилось, а в 1917 году арендатором дома записан архитектор Иван Федором им Кайзер. Он собирался в одном из дворовых флигелей после перестройки открыть кинематограф, но, скорее всего, это не было выполнено.




Казанская улица дом 27

Казанская улица дом 27 -Трехэтажный дом в 13 окон по фасаду с треугольными пшдриками над окнами второго этажа сохраняет черты архитектуры первой половины XIX века, но история участка начинается гораздо раньше.

Это также была часть усадьбы Мусина-Пушкина, затем Никиты Юрьевича Трубецкого. В 1762 году участок 16 саженей и поперечнике, то есть шириной, по Большой Мещанской улице купил мастер немецкого портного цеха Фридрих Кле-менц. Через три года Клеменц приобрел еще один участок у грифа Мартына Карловича Скавронского. Образовавшийся пияим образом двор с каменным домом в 1779 году наследники Клеменца продали Дмитрию Васильевичу Волкову для губернских присутственных мест, размещавшихся здесь до начала 1800-х годов.

() 1804 года двор принадлежал купцу Якову Шульгину. И IHI2 году на доме надстроили 3-й этаж. В 1824 году этот дом у наследников умершего Шульгина купила жена статско-ю советника Надежда Николаевна Бороздина, заняв для этого м 1осударственном заемном банке 118 900 рублей. 5 февраля IM'.M года в «Санкт-Петербургских ведомостях» появилось мГи.инление: «В трактире Париже, недавно открытом рестора-юром Луи, близ Каменного моста, в большой Мещанской в доме 1>ороздина под №63 (по табелю 1822 года.— Авт.), отдаются в наем весьма хорошо омеблированные покои <...> за m i |,ма сходную плату». Судя по объявлениям в тех «Ведомос-

, поселялись в этом трактире люди небогатые. К примеру, парижский уроженец учитель Фридрих Шарль Зюдерель. Или I ндонник Фей, торгующий цветами, он сообщал, что привез и» Франции отборное собрание растений Новой Голландии н Инонии. Больших доходов, как видно, трактир не давал, и I Ыдежда Николаевна Бороздина вернуть банку долг не смогла Ы неплатеж дом был продан. В 1827 году владелицей дома шнисана жена санкт-петербургского 1-й гильдии купца Анна Дрпноина Абрагамс.
две лавки с железным товаром на Вознесенском проспекте и н Мучном переулке, кроме дома — дача в Петербургской части, не указано точно, в каком месте. Сам Петров жил недалеко, на Гороховой улице, в доме №30, а квартиры в своем доме сдавал. В 1867-1868 годах здесь жили золотых дел мастер Даниил Николаевич Юргенс, сапожный мастер Александр Васильевич Мартенсон, портной Адольф Федорович Янсон. В 1870-е годы, очевидно, в одном из дворовых флигелей работал кожевенный завод Михельсона, выделывавший до 30 тысяч кож в год. Тут же продавалась хорошего качества лайка ценой от 10 до 24 рублей за дюжину.

В 1874 году Петров решил заложить дом, и архитектор И. И. Климов засвидетельствовал: «Каменный дом и флигеля старой постройки, находятся в прочном состоянии и имеют обыкновенную чистую отделку», то есть, фасады были гладко оштукатурены. В ведомости о доходах записи но, что на первом этаже размещались магазин готовых мужских платьев Г. Гофмана, шляпное ателье Карла Шлифлери В 1883 году здание пострадало от пожара, и страховое общество «Саламандра» выплатило владельцам 4500 рублей в возмещение убытков.

Все свое имущество Петров завещал жене Анне Ефимовне Петровой, которая стала владелицей дома с 1888 года. Они также жила на Гороховой улице, а доверенность на управлв* ние домом №25 дала сыну Михаилу Петровичу Петрову. Ом и был владельцем дома до 1917 года.

Ныне в одном из окон дома №25 на экране монитор» демонстрируются виды Москвы, сопровождаемые текстом, напоминающим рекламу туристической фирмы. Московским пейзажи связаны с располагающейся в этом доме орган и зацией. 17 июля 1996 года подписано соглашение о со.чди нии постоянного представительства Москвы в Петербурга Представительство проводит встречи, пресс-конференции В музыкальной гостиной устраиваются концерты.
Дом №27/12

Дом №27 с протяженным фасадом и монументальной кил он надой в центре занимает Вторая санкт-петербургская шмназия, первая по времени создания.

1этом месте в XVIII веке находились два двора, также и i деленные от владения Никиты Юрьевича Трубецкого. Рядом домом Клеменца (дом №25) был двор придворного мясного lint глнщика Ивана Федоровича Фрейганга. Он купил в 1762 тду участок у Трубецкого, а в 1765 году — второе место — I Мартына Карловича Скавронского. Дом Фрейганга был ммгмиый и достаточно вместительный, так что кроме семьи гнмдельца в нем жили съемщики. 17 января 1766 года «Санкт-Пегербургские ведомости» сообщали, что в доме мясника Фрейганга живет итальянский певец Дио Мартузи, а через год фи 'п»ц()м Фрейганга назван уже купец Адам Фридрих Гаммер-шмидт. После смерти Фрейганга его вдова Иоганна Андреева н I ын .лекарь Иван Иванович Фрейганг продали дом, доставши Пей по наследству, Дмитрию Васильевичу Волкову.

I 'ядом с домом Фрейганга находился двор седельного дела Mm гера Ягана Фридриха Шеля, также доставшийся в 1762 ни у от Никиты Юрьевича Трубецкого. В 1767 году Шель нроднл свой двор с деревянными строениями кузнечного дела м?н iepy Федору Ивановичу Шумахеру. На плане Сент-Илера щрошо видны оба двора. Дом Фрейганга в 7 окон по фасаду М|нн миулся в глубь двора, а дом Шумахера, тоже каменный, шириной в 13 окон по улице, стоял на углу переулка, отделяющего квартал с перечисленными домами от соседнего. И юме Шумахера снимал помещение седельный мастер Пмиш Сигизмунд Краузе. Но у него можно было купить не Ииько седла, в «Санкт-Петербургских ведомостях» 7 января I /Ж) года предлагалось желающим купить «двухместную Ф|«.ищунекую карету», обитую внутри пунцовым трипом. Дом Шуммхера был четвертым домом, купленным Волковым для HpiH ум тетвенных мест, и вместе с домом Фрейганга составил * hiнi.iii участок.
Дом №27/12
В 1780-1790-х годах здесь размещалась Казенная палатп Санкт-Петербургского губернского правления. Чиновником Казенной палаты был первый русский революционер, автор «Путешествия из Петербурга в Москву» Александр Николае вич Радищев. Зачисленный 13-летним мальчиком в Пажеский корпус, Александр Радищев получил затем образование и Лейпциге, где изучал основы юридических наук, языки. Но возвращении из-за рубежа Радищев начал службу протоко листом в Первом департаменте Сената. В период службы а Казенной палате он уже имел чин надворного советника. В em обязанности входило наблюдение за выполнением биржевых соглашений и соблюдением таможенных правил. Вскоре он становится помощником начальника Петербургской таможни, затем до своего ареста занимает пост начальника таможни.

В 1804 году для присутственных мест Санкт-Петербурга был куплен дом в начале Гороховой улицы у Адмиралтейского
проспекта — Гороховая, 2, но дом Казенной палаты не перешел частные руки, как соседние, а получил особое назначение. И 1805 году на базе существовавшего с 1786 года Главного народного училища была основана старейшая в Петербурге И( «сословная мужская гимназия со сроком обучения 4 года. Первоначально она называлась губернской. С 1811 года гим-налин стала классической, срок обучения увеличился до 7 лет, и с 1818 года стал 8-летним. С 1830 года гимназия называется И горой классической гимназией, а к своему столетию в 1905 юду получила имя императора Александра I. При гимназии » Vшествовал пансион.

Дом бывшего губернского правления для гимназии пере-• гроил архитектор Л. Руска, один из мастеров классицизма. Луиджи, или Алоизий, Руска был по присхождению швейцарец, учился в Италии. Приехал он в Россию в качестве каменных дед мастера и первоначально работал под руководством архитекторов Джакомо Кваренги и Винченцо Бренны при строительстве здания Академии Художеств, Эрмитажного театра, Михайловского замка, Александровского дворца и других мюружений. С 1790-х годов начал работать самостоятельно, »гроил казармы гвардейских полков, перестраивал дворянские необняки, дворцы Таврический, Аничков, много работал в пригородах Петербурга. Самая известная его работа — пор-} ик II еринной линии, колоннада которого стала украшением Невского проспекта. И, перестраивая здание для гимназии, архитектор Руска также оформил центр фасада колонным портиком. В 1835 году архитектор Евграф Иванович Мартыном создал проект гимназической церкви. В этой гимназии учился старший друг Александра Сергеевича Пушкина поэт н критик Петр Андреевич Вяземский, впоследствии товарищ министра народного просвещения. Здесь учились сыновья Пушкина, в 1845 году сюда поступил Александр, а через три шли Григорий.

J 1и ректором гимназии был в то время Александр Филип-ШИ1ИЧ Постельс. Он окончил петербургский университет с ееребряной медалью и был удостоен кандидатского звания.

(и Умица Казанская
В 1826 году он отправился в составе научной экспедиции на шлюпе «Сенявин» в кругосветное плавание, продлившееся 3 года. Постельс был автором многих научных и педагогических трудов, учебников, в том числе по географии. Учитель естествознания Карл Карлович Сент-Илер, окончивший физико-математический факультет петербургского университета, имевший степень магистра зоологии, также был автором учебника по своему предмету.

Учениками гимназии были братья Василий и Петр Каратыгины. Они станут актерами петербургского Александрии -

ского театра, Василий — драматическим, Петр — комическим.

С 1 августа 1858 года числился в списке полупансионером Второй петербургской гимназии Николай Миклухо-Маклай. Будущий исследователь Новой Гвинеи проучился в гимназии с 4-го по 6-й класс.

В то же время после обучен ия в Анненшуле поступил в 4-й класс гимназии Анатолий Кони. После 6-го класса он успешно сдал вступительные экзамены в петер бургский университет. Анатолий Федорович станет крупнейшим юристом, участником политических процессов, оставит очень интересные воспоминания.

Учился во Второй гимназии Иннокентий Анненский, автор стихотворных сборников («Кипарисовый ларец» и другие) переводчик драм Еврипида, французских поэтов.

Крупнейшим исследователем пушкинской эпохи стал вы пускник гимназии Борис Леонидович Модзалевский. Собранная им картотека, хранящаяся в Пушкинском доме, содержит обширные сведения о Пушкине и его окружении.
В 1906 году гимназию окон-mi и рения мирового пространства.


И руководителя ленинградского 1и1тра юного зрителя, ТЮЗа.

i h ими именами не исчерпывается список бывших учениями И юрой гимназии, ставших знаменитыми.

И 1883 году было основано Педагогическое общество, ч 9• »f»iii способствовать отечественной педагогике. Заседании общества проходили в здании Второй гимназии. Помимо учебного здания гимназии принадлежал и жилой дом, Me предоставлялись квартиры преподавателям. В адресных I примочииках в 1809 году встречаются имени учителей губернской гимназии Ц|»|ри Антоновича Наумова, Алексея Андреевича Романова, в 1860-е годы— Ли 1реи Ивановича Галанина, учителя tим ми<> языка, Осипа Егоровича Вейса.

* трое здание уже не удовлетворит нее нужды гимназии. В 1883 году ни I редетва, пожертвованные потом-мненным почетным гражданином Kill 1елибеевым и князем В.В. Вязем-: ним и дворовом флигеле, надстроенном \ м пажом, рядом с библиотекой,    А.А.Брянцев
по проекту архитектора А. Н. Иоссы был заложен храм, освященный 21 ноября того же года.

Само же здание гимназии перестроено в 1911-1913 годах в чертах неоклассики архитектором Львом Петровичем Шиш-ко. Профессор института гражданских инженеров, Шишко был специалистом по строительству учебных зданий. Здание занимает всю ширину участка по Казанской улице. Фасады боковых трехэтажных крыльев имеют строгий облик, подчеркнутый сочетанием неярких цветов — штукатурки коричневого и светлого тона. На 1-м этаже здания и на лопатках на 2-м и 3-м этажах — неглубокий руст. Наличники окон второго этажа включают замковые камни. На протяженном фасаде со значительным количеством окон всего 6 треугольных сандрикои, Все внимание привлекает к себе центр здания. Повторяя замысел Руска, архитектор Шишко также создает колоннаду, но значительно более мощную. Поставленные на выступающий н центре 1-й этаж 8 ионических колонн поддерживают высокий аттик, завершающий фасад. Своей монументальностью здание выделяется среди соседних жилых домов.

К 200-летнему юбилею гимназии фасад здания был отреставрирован. Сложность заключалась в том, что в первоначальной отделке использовалась терразитовая штукатурка. Сегодня специалистов, работающих с такой штукатуркой, мало, поэтому была создана специальная бригада, производившая ремонтные работы.

В 1917 году гимназию переименовали во Вторую петроградскую, но в дальнейшем все учебные заведения получили название школ.С 1918 года на улице Плеханова работала 1-я единая трудовая школа Казанского района, с 1923 года — 37-и единая трудовая школа, с 1933 года — 1-я образцовая школа Октябрьского района. Обучение в школе было совместным, После начала Великой Отечественной войны здание школы было оборудовано под госпиталь. Военный госпиталь №2010 действовал здесь до 1945 года. В годы блокады учеником и преподавателей нескольких школ района объединили в еди ной школе, получившей №239. Была завучем этой школы и
преподавала в ней историю Ксения Васильевна Ползикова-Нубец. О днях войны она рассказала в своих книгаз «Они учились в Ленинграде» и «Из блокадного дневника учительницы». Ксения Васильевна до войны была преподавателем I i\ образцовой школы, но, кроме этого, она разрабатывала методику создания и проведения экскурсий по городу для школьников. Центральная станция гуманитарных экскурсий работала в Аничковом дворце, и сегодня занимающиеся там юные краеведы продолжают работу по изучению истории I Ьчгрбурга.

И годы войны здание школы пострадало от бомбежек, в мирное время его отремонтировали, с 1946 года здесь нахо-имж ь средняя мужская школа №232. После восстановления мжмеетиого обучения это была средняя школа с углубленным и английского языка. С 1991 года возвращено название IИ ории санкт-петербургская гимназия.

И настоящее время в гимназии обучаются около 1000 учеников. С 1-го класса в гимназии ведется углубленное изу-ц и н и е а и I л и йского языка, с 6-го класса изучается второй язык. И не ми х подготовки к дальнейшему специальному образованию с !) го класса разрабатывается индивидуально направленное образование учеников.


Казанская улица дом 25

Казанская улица дом 25 - Трехэтажный дом в 13 окон по фасаду с треугольными пшдриками над окнами второго этажа сохраняет черты архитектуры первой половины XIX века, но история участка начинается гораздо раньше.

Это также была часть усадьбы Мусина-Пушкина, затем Никиты Юрьевича Трубецкого. В 1762 году участок 16 саженей и поперечнике, то есть шириной, по Большой Мещанской улице купил мастер немецкого портного цеха Фридрих Кле-менц. Через три года Клеменц приобрел еще один участок у грифа Мартына Карловича Скавронского. Образовавшийся пияим образом двор с каменным домом в 1779 году наследники Клеменца продали Дмитрию Васильевичу Волкову для губернских присутственных мест, размещавшихся здесь до начала 1800-х годов.

1804 года двор принадлежал купцу Якову Шульгину. И IHI2 году на доме надстроили 3-й этаж. В 1824 году этот дом у наследников умершего Шульгина купила жена статско-ю советника Надежда Николаевна Бороздина, заняв для этого м 1осударственном заемном банке 118 900 рублей. 5 февраля IM'.M года в «Санкт-Петербургских ведомостях» появилось мГи.инление: «В трактире Париже, недавно открытом рестора-юром Луи, близ Каменного моста, в большой Мещанской в доме 1>ороздина под №63 (по табелю 1822 года.— Авт.), отдаются в наем весьма хорошо омеблированные покои <...> за m i |,ма сходную плату». Судя по объявлениям в тех 
, поселялись в этом трактире люди небогатые.
К примеру, парижский уроженец учитель Фридрих Шарль Зюдерель. Или I ндонник Фей, торгующий цветами, он сообщал, что привез и» Франции отборное собрание растений Новой Голландии н Инонии. Больших доходов, как видно, трактир не давал, и I Ыдежда Николаевна Бороздина вернуть банку долг не смогла Ы неплатеж дом был продан. В 1827 году владелицей дома шнисана жена санкт-петербургского 1-й гильдии купца Анна Дрпноина Абрагамс.
две лавки с железным товаром на Вознесенском проспекте и н Мучном переулке, кроме дома — дача в Петербургской части, не указано точно, в каком месте. Сам Петров жил недалеко, на Гороховой улице, в доме №30, а квартиры в своем доме сдавал. В 1867-1868 годах здесь жили золотых дел мастер Даниил Николаевич Юргенс, сапожный мастер Александр Васильевич Мартенсон, портной Адольф Федорович Янсон. В 1870-е годы, очевидно, в одном из дворовых флигелей работал кожевенный завод Михельсона, выделывавший до 30 тысяч кож в год. Тут же продавалась хорошего качества лайка ценой от 10 до 24 рублей за дюжину.

В 1874 году Петров решил заложить дом, и архитектор И. И. Климов засвидетельствовал: «Каменный дом и флигеля старой постройки, находятся в прочном состоянии и имеют обыкновенную чистую отделку», то есть, фасады были гладко оштукатурены. В ведомости о доходах записи но, что на первом этаже размещались магазин готовых мужских платьев Г. Гофмана, шляпное ателье Карла Шлифлери В 1883 году здание пострадало от пожара, и страховое общество «Саламандра» выплатило владельцам 4500 рублей в возмещение убытков.

Все свое имущество Петров завещал жене Анне Ефимовне Петровой, которая стала владелицей дома с 1888 года. Они также жила на Гороховой улице, а доверенность на управлв* ние домом №25 дала сыну Михаилу Петровичу Петрову. Ом и был владельцем дома до 1917 года.

Ныне в одном из окон дома №25 на экране монитор» демонстрируются виды Москвы, сопровождаемые текстом, напоминающим рекламу туристической фирмы. Московским пейзажи связаны с располагающейся в этом доме орган и зацией. 17 июля 1996 года подписано соглашение о со.чди нии постоянного представительства Москвы в Петербурга Представительство проводит встречи, пресс-конференции В музыкальной гостиной устраиваются концерты.
Дом №27/12

Дом №27 с протяженным фасадом и монументальной кил он надой в центре занимает Вторая санкт-петербургская шмназия, первая по времени создания.

1этом месте в XVIII веке находились два двора, также и i деленные от владения Никиты Юрьевича Трубецкого. Рядом домом Клеменца (дом №25) был двор придворного мясного lint глнщика Ивана Федоровича Фрейганга. Он купил в 1762 тду участок у Трубецкого, а в 1765 году — второе место — I Мартына Карловича Скавронского. Дом Фрейганга был ммгмиый и достаточно вместительный, так что кроме семьи гнмдельца в нем жили съемщики. 17 января 1766 года «Санкт-Пегербургские ведомости» сообщали, что в доме мясника Фрейганга живет итальянский певец Дио Мартузи, а через год фи 'п»ц()м Фрейганга назван уже купец Адам Фридрих Гаммер-шмидт. После смерти Фрейганга его вдова Иоганна Андреева н I ын .лекарь Иван Иванович Фрейганг продали дом, доставши Пей по наследству, Дмитрию Васильевичу Волкову.

I 'ядом с домом Фрейганга находился двор седельного дела Mm гера Ягана Фридриха Шеля, также доставшийся в 1762 ни у от Никиты Юрьевича Трубецкого. В 1767 году Шель нроднл свой двор с деревянными строениями кузнечного дела м?н iepy Федору Ивановичу Шумахеру. На плане Сент-Илера щрошо видны оба двора. Дом Фрейганга в 7 окон по фасаду М|нн миулся в глубь двора, а дом Шумахера, тоже каменный, шириной в 13 окон по улице, стоял на углу переулка, отделяющего квартал с перечисленными домами от соседнего.

И юме Шумахера снимал помещение седельный мастер Пмиш Сигизмунд Краузе. Но у него можно было купить не Ииько седла, в «Санкт-Петербургских ведомостях» 7 января I /Ж) года предлагалось желающим купить «двухместную Ф|«.ищунекую карету», обитую внутри пунцовым трипом. Дом Шуммхера был четвертым домом, купленным Волковым для HpiH ум тетвенных мест, и вместе с домом Фрейганга составил  участок.